Пуританская библиотека

Ричард Бакстер. Вечный покой святых (отрывки из книги "The Saints Everlasting Rest", 1650)




Переведенные фрагменты работы Ричарда Бакстера (Richard Baxter) "The Saints' Everlasting Rest" (1650). Нижеприведенные цитаты заимствованы из издания: Р. Бакстер. Вечный покой святых./ Пер. с англ.: Лебедев А. - Пенза, серия "Наследие мудрости", 2015. 

 

Опасность ленивого духа.

 

Ленивый дух является еще одним препятствием к небесной жизни. Полагаю, что для разумных людей это самое большое искушение. Если бы это было только упражнением для тела, движением губ, изгибом колена, то люди так часто посещали небеса, как ходили в гости к друзьям. Но чтобы отделить наши мысли и чувства от мира, чтобы привлечь обратно все наши милости, чтобы удержать небесные благословения, нужно приложить немало усилий.

Читатель, небо над тобою, разве ты думаешь пройти этот крутой подъем без труда и решимости? Можешь ли ты принести земное сердце твое в небеса, развращенный разум свой Богу, когда ты лежишь без движения? Если ты покоишься у подножия холма, и, глядя в сторону вершины, желаешь быть там, тебе надо подняться и начать восхождение. Но «Закон и пророки до Иоанна; с сего времени Царствие Божие силою берется, и всякий усилием входит в него.» (Лк. 16:16). Чтобы получить плоды, нужны усилия. Как же приведешь сердце твое к небесам, если не будешь прилагать усилия? <...> Будешь ли ты исповедовать сладость райской жизни, восхищаться теми христианами, которые живут им, но не испытывать себя самого? Как ленивец, который лежит на постели и плачет, О если бы я работал! Так и ты говоришь: о, если бы я мог вознести сердце мое к небу! Как много людей читает книги и слушает проповеди, ожидая услышать какой-то более простой способ или найти короткую дорогу в Писании, чтобы без труда войти в Царство Небесное! Они просят направлений небесной жизни, хотят быть небесными христианами; но, если мы покажем им их плоды и скажем, что они не могут войти в Царства Божье, они отойдут от нас в печали, как от Христа отошел богатый юноша.

Если ты убежден, читатель, что эта работа необходима для покоя твоего, прими решение: если сердце твое отступает, заставь его с помощью команды разума; если разум твой начинает спорить, пусть Божьи заповеди и здравый смысл руководят им. Пусть несравненное сокровище сие не лежит перед тобой, пока ты не хочешь взять его. Путь не томится душа твоя, когда она может пребывать в постоянном пире. Не сиди безутешным, подобно человеку, который находится в саду, полном цветов, но не поднимется, чтобы вдохнуть их аромат. Христос- источник воды живой, но колодец глубок, и нужно прежде зачерпнуть, чтобы утолить жажду. Я знаю, что отчасти мы все плотские, и пока таково состояние наше, нам нужно трудиться. Обычай парфян состоял в том, чтобы не давать детям мясо по утрам, пока они не совершили какой-то труд. И вы должны понять, что так же действует и Господь, - Он не даст Своим детям благословений и блаженства, пока они в поту не будут трудиться ради них. 

 

 

О готовности и желании перейти в мир иной.

 

Ясно, что мы потратили много времени напрасно. Не было ли у нас так много времени и лет, чтобы приготовиться к часу смерти нашей? Что мы делали? Зачем мы жили? Приходило ли нам на ум что-то небесное? Как часто смерть входила жилища наших соседей! Как часто смерть стучала в двери наших ближних! Сколько заболеваний поражало наши тела, что мы в конце концов были вынуждены получить смертный приговор! И мы не готовы и не хотим смерти после всего этого? О нерадивые, мертвые сердцем грешники, пренебрегающие предупреждениями Божьими! О, неверующие предатели нашей души!

Избежать смерти физической – значит никогда не быть счастливым духовно. Чтобы избежать смерти, но не пропустить блаженство, Бог должен взять нас, как Еноха и Илию, чего Он никогда не делал ни раньше, ни после этого. И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков (1 Кор. 15:19). Почему мы молимся, плачем, переносим презрение мира; почему мы являемся христианами, а не язычниками или неверующими, если мы не желаем жизни грядущей? Хочешь ли ты потерять веру, все плоды трудов твоих и страданий, все цели твоей жизни, кровь Христа, и довольствоваться лишь земной участью? Один умирающий сказал у смертного одра своего, когда был спрошен, желает ли он умереть: «Тот, кто не хочет, не желает и быть со Христом». Разве для того, чтобы быть прославленными Христом, нам не надо прежде умереть во Христе? Мне кажется, если князь хотел бы сделать вас своим наследником, вы бы вряд ли отказались, в противном случае показали бы неблагодарность и недостоинство. 

Итак, как Бог решителен в отношении тех, кто делает отговорки, не желая прийти ко Христу на брачный пир Его, так происходит и с теми, кто не решается войти в Его славу через смерть земную.

 

 

О пользе небесных размышлений.

 

Если ты жаждешь больше света и тепла, почему ты больше времени не проводишь на солнце? За неимением этого обращения к небесам, душа твоя как лампа, которая не горит, и твои обязанности - как жертва без огня. Бери кусок угля ежедневно с жертвенника сего, и посмотри, не сгорит ли твое приношение. Храни твой свет и питай его маслом, чтобы светильник твой горел. Держись рядом с этим возрождающим огнем, в любви к Богу, подними глаза веры к небесам, созерцай славу небес. Как упражнение придает аппетит, силы и энергию для тела, так и эти небесные упражнения возжигают благодать и жизнь духовную.

Кроме того, не огонь чуждый сходит с небеса на приношения ваши: ревность, которая возгорится от ваших размышлений о небесах, скорее всего, будет небесным рвением. Часто человеческое рвение берется только из книг, некоторых острых моментов скорби, из уст служителя; но кто знает путь на небеса, и черпает из источника святого, душа его возрождается водой жизни и наслаждается тем оживлением, которое свойственно святым. Только по такой вере ты можешь принести жертву Авеля, более благоприятную, чем от обычных людей. Когда другие готовы, подобно жрецам Ваала, резать себя, потому что их жертва не будет гореть, ты будешь дышать духом Илии и парить в колеснице размышления, душа твоя будет гореть для Бога, хотя мир и сатана будут пытаться затушить огонь сей. Не спрашивай, как смертные восходят на небеса! Вера имеет крылья, а размышления - ее колесница. Читатель, не думаешь ли ты, когда видишь такого живого христианина и слышишь его пламенные молитвы и поучительную беседу, "О, как счастлив человек этот! Почему душа моя не в этом блаженном состоянии?". Поэтому мой совет тебе в Господе, направь душу твою и совесть к этой работе, омывать себя часто в Иордане сем, и проказа души твоей будет очищена. Тогда узришь ты, что есть Господь в Израиле, и будешь жить энергичной и радостной жизнью, если ты не будешь умышленно пренебрегать этими милостями.

 

 

О верном признаке спасения.

 

Сердце, направленное к небесам, будет единственным и лучшим доказательством вашей искренности и спасительной благодати в душах ваших. Часто спрашивают, откуда мне знать о своем спасении и освящении? Вот вам непогрешимый знак от Самого Иисуса Христа: "ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. (От Матфея 6:21)". Господь есть сокровище и счастье святых, а небеса - единственное место, где они в полноте смогут наслаждаться блаженством своим. Таким образом, сердце, направленное к небесам, направлено и к Богу через Христа, в этом и заключается свидетельство спасительной благодати. В то время как другие признаки спасения (знание, служение, дары) могут быть ложными, этот невозможно подделать. Возьмем слабого христианина, мало знающего, плохо говорящего, но сердце его направлено к Господу, он выбрал Его уделом своим, мысли его сосредоточены на вечности, и он взывает: "как бы хотел я уже быть на небесах!". Он считает свое пребывание на земле заключением в тюрьме, в котором он может иметь только сладкий привкус свободы. Я бы скорее оказался и умер бы на месте этого человека, чем того, кто имеет самые выдающиеся таланты, кто очень одарен, но не так сильно захвачен небесами. Человек, которого Христос в конце времен осудит за поиск брачной одежды, о чем будет задан ему вопрос? Не о знаниях или даже делах, но любви и состоянии сердца. Христиане, стремитесь к небесам, это свидетельство вашего предназначения к славе. Если грех и сатана не смогут удержать вас от мыслей этих, то не смогут сделать этого и с душами вашими.

 

 

Об увещевании неверующих.

 

Тем не менее, чтобы не впасть в крайности, советую увещевать грешника с осторожностью и осмотрительностью. Выберите наиболее подходящий момент. Не беседуйте с людьми в то время, когда они находятся в душевном смятении. Плуг войдет только в мягкую почву. Поговорите с человеком, когда он в скорби или впечатлен проповедью. Христианская верность требует от нас не только делать добро, но следить за возможностями как сделать это добро лучшим образом. Поставьте себя на место человека, знайте его характер и темперамент. Разумному нужно больше аргументов, чем убеждения. Невежественному требуется и то, и другое. Противящихся надо строго обличать. К боязливым надо относиться с нежностью. Любовь, простота, а также серьезность применимы ко всем; не все могут перенести ужасные слова о Божьем гневе. Используйте также наиболее подходящие выражения. Нехорошие слова заставят возненавидеть любую весть говорящего, особенно это касается людей с плотским сердцами.

Пусть все ваши упреки и увещевания будут подкреплены авторитетом Божьим. Да убедятся грешники, что вы излагаете не ваши собственные измышления. Обратите их ко главе и стиху, где осуждается конкретно их грех. Голос человека ничтожен, но глас Божий страшен и величественен. Они могут отринуть слова ваши, но едва ли осмелятся отвергать глаголы Всемогущего.

Будьте постоянны в увещевании. Если нам "должно всегда молиться и не унывать" (Лк. 18:1), то заповедано и "увещевать друг друга" (Евр. 10:25) со всяким долготерпением. Огонь не всегда высекается кремнем одним ударом; так и человек не приходит к убеждению от одного разговора; и даже если так происходит, есть большой риск, что сердце вскоре снова охладеет. Увещевайте грешников непрестанно, в молитвах с любовью и долготерпением, и не дайте им успокоиться в грехе своем. Это и есть истинное милосердие, верный путь спасти человеческие души.

 

 

О спорах.

 

Избегайте дискуссий о незначительных религиозных вопросах, которые представляют собой лишь спор о мнениях. Те, кто много спорят о религии, обычно мало знают о небесном покое. Тот, чья религия состоит только в собственных суждениях, будет наиболее часто и усердно превозносить свое мнение. Но те, вера которых зиждется на знании и любви Божией во Христе, будут говорить о том счастливом времени, когда они получат наследие небесного покоя. Поэтому позвольте мне увещевать тех, кто стремится к небесной жизни, чтобы не тратить слишком много ваших мыслей, времени, рвения, красноречия на споры, которые не полезны для души вашей. Ибо когда лицемеры питаются шелухой или объедками, вы будете вкушать блаженство свыше.

Не поймите меня неверно - я хочу, чтобы вы смогли защищать каждую истину Божию, и с этой целью читали и изучали доктрины; но все-таки я бы обратил внимание, прежде всего, на главные истины, которые не подменяют собой мысли о вечности. Наименее спорные моменты христианского учения, как правило, являются наиболее весомыми и самыми необходимыми для душ наших.

Поэтому хорошо усвойте следующие заповеди Писания: «Немощного в вере принимайте без споров о мнениях.» (Рим. 14:1), «От глупых и невежественных состязаний уклоняйся, зная, что они рождают ссоры; рабу же Господа не должно ссориться, но быть приветливым ко всем, учительным, незлобивым, с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины, чтобы они освободились от сети диавола, который уловил их в свою волю.» (2 Тим. 2:23-26). Глупых же состязаний и родословий, и споров и распрей о законе удаляйся, ибо они бесполезны и суетны" (Тит. 3:9) «Кто учит иному и не следует здравым словам Господа нашего Иисуса Христа и учению о благочестии, тот горд, ничего не знает, но заражен [страстью] к состязаниям и словопрениям, от которых происходят зависть, распри, злоречия, лукавые подозрения. Пустые споры между людьми поврежденного ума, чуждыми истины, которые думают, будто благочестие служит для прибытка. Удаляйся от таких.» (1 Тим. 6:3-5).

 

 

Христианин смотрит дальше страданий и жизни сей на конечную цель.

 

В этом и заключается благородное преимущество веры: она может смотреть на средства и конечную цель одновременно. Мы часто слишком много взираем на себя и творящееся вокруг зло, при этом ропщем на Бога. Но добро и свет находятся за пределами этого мира. Те, кто видели Христа только на кресте или в могиле, качали головами и думали, что Он проиграл; но Бог видел, что Он умирает, погребен, воскрес, прославлен; и все это для Него одновременно в вечности. Таким образом, вера будет подражать Богу. Мы видим, что однажды нас похоронят в земле, но созерцаем также и тот момент, когда воскреснем. Если бы мы имели всегда перед глазами конечную цель странствий наших, жизнь показалась бы нам менее тяжелой. Даже чрево кита, львиный ров или какая-то тяжелая болезнь не могли бы сломить нас. Я умоляю тебя, христианин, ради Евангелия и ради покоя души твоей, не оставляй это небесное искусство, когда в самые тяжелые времена ты можешь утешаться близостью Господнего покоя. Тот, кто вместе со Стефаном видит славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога, сможет перенести град камней. Радость в Господе - наша сила, как сможем жить без нее?

 

 

О превосходстве небесного покоя.

 

О христианин, посмотри на опасности, трудись, держись до конца, а не думай о земном оседлом покое. Если вместо того, чтобы сказать обращенному разбойнику "ныне же будешь со Мною в раю." (Лк. 23:43), Христос сказал бы, что тот должен был отдохнуть на кресте, не поднял бы Его разбойник на смех? Мне кажется неправильным отдыхать в разгар болезни, болей, гонений и бедствий. Но если ничего не сможет убедить нас, то я уверен, что остаточный грех, который так много приносит нам проблем, должен быстро удостоверить верующего, что здесь не его покой. Так что я говорю: всякий, кто думает найти покой на земле, поймите, что не сможете найти его. Творения земные слишком бедны, чтобы сделать нас богатыми; слишком малы, чтобы вознести нас к счастью; слишком пусты, чтобы заполнить наши души; и слишком недолговечны, чтобы быть нашим вечным содержанием. Если процветание или что-то другое, чего мы желаем на земле, становятся кумирами нашими, то мы начинаем ожидать, что они принесут покой. Но отдых души в Боге должен быть достаточным, чтобы принести вечное удовлетворение. Ибо довольство, которое приносит творение, в скором времени ветшает и ржавеет. Если бы Бог изливал дождем ангельскую манну, мы бы в ближайшее время возненавидели эту пищу. Если нашей плоти не предлагать что-то новенькое, наши изыски на земле тускнеют. Все творения для нас как цветы для пчелы: в каждом цветке мало нектара, поэтому пчела вскоре летит к следующему, попробовав лишь чуть-чуть. Чем больше мирского мы потребляем, тем менее оно насыщает. Те, кто обольщен этим, не видят дальше, чем внешнюю красоту мира, не рассуждая о его внутренней пустоте. Но когда увидим зло и несовершенства, то восхищение наше улетучится.

 

 

О тщетности жизни и желании быть с Богом.


Мы не вполне осознаем суету и тщетность жизни, когда так не хотим уйти из мира сего. О, неразумная и несчастная душа! Не станет ли заключенный стенать, чтобы его освободили? Не ждет ли раб юбилейного года? Не хочет ли больной выздоровления? Не желает ли голодный насытиться? Хочет ли моряк увидеть землю? Желает ли земледелец урожая, а работник - платы? Идет ли путешественник долго, чтобы быть дома, а бегун не стремится ли получить награду? Не хочет ли солдат победить в битве? И ты медлишь, чтобы труды твои завершились, и страдания твои были увенчаны наградой? Если ты спишь, то не должен бояться пробуждения? Или мир становится лучше и добрее? Или можем в нашей опасности примириться с миром, хотя он никогда не будет мириться с нами? О, недостойная душа! Кто будет жить на земле тьмы и блуждать в этой бесплодной пустыне вместо покоя с Иисусом Христом! Кто захочет остаться среди волков и ежедневно страдать от укусов скорпиона, а не хвалить Господа вместе с воинством небесным?

 


О напрасных страхах и скоротечности времени.

 

И разве они не бесполезны, эти напрасные страхи? Как не может страх наш прибавить хотя бы локоть к росту нашему, так не может он ни предотвратить наши страдания, ни задержать нашу смерть хотя бы на один час: вольно или невольно, мы должны отойти в мир иной. Многие страхи человека приближают конец его, но ни один страх никогда ничего не предотвратил. Это правда, что страх ада спас многих, но для члена Тела Христова и наследника небес бояться потери наследства является грехом. И разве не наши страхи смерти обольщают души наши и прибавляют искушений? Что заставило Петра отречься от Господа? Что заставляет отступников в страдании оставить истину? Почему зеленый стебель неукорененной веры вянет под ударом гонений? Страх лишения свободы и бедности может сделать многое, но страх смерти сделает гораздо больше. Чем больше мы боимся смерти, тем больше у нас трусости в деле Бога, тем больше сомнений в верности Его провидения.

 

Рассмотрим далее, что у нас было достаточно времени. Почему часто к смерти готовы лишь глубокие старики, а не более молодые? Долгота времени не победит тление; оно никогда не увядает, ни распадается с возрастом. Кроме того, мы естественным образом становимся хуже. О, душа моя, покойся с миром! Если ты была разумной, как мало ты заслужила хотя бы час той милости, которой наслаждалась годами! Разве это не божественная мудрость, которая устанавливает границы жизни? Много времени предполагает многие обязанности и большую ответственность; поэтому умоляйте о благодати, чтобы лучше использовать время жизни своей в довольстве и благочестии. 

 

 

О защите от искушений.

 

Сердце, направленное в небо, будет самым прекрасным средством охраны от искушения грехом. Оно будет постоянно трудиться. Ибо когда мы пребываем в безделии, то сами побуждаем дьявола искушать нас, подобно тому, как беспечные люди провоцируют воров. Сердце, направленное в небеса, может отвечать на искушения, подобно Неемии, у которого не было времени, чтобы быть похотливым или беспечным, гордым или мирским. Если бы вы были заняты в порученных вам Богом делах, то не были бы так податливы соблазнам. Будет ли судья отвлекаться, когда он решает вопрос жизни и смерти, чтобы пойти и играть с детьми на улицах? Как же может называться христианином тот, кто не помышляет о вечном покое, но внимает заманчивым прелестям сатаны? Дети Царства никогда не должны иметь время для мелочей, особенно когда они занимаются делами Царства; и этот труд является одним из главных хранителей святых от искушений.

 

 

О высшем проявлении христианского характера.

 

Сердце, направленное в небеса, - это высшее проявление христианского характера. Есть общее отличие христиан от этого мира, но самые зрелые из них имеют особые отличительные черты. Являясь наиболее благородными из всех Божьих творений, христиане сердцами своими направлены к небесам. Как высок и свят небесный дух, который приобретается через размышления о небесах! Он способен убедить даже пристрастного слушателя, что верующий пребывает с Господом и является последователем Его. Самые известные горы и деревья - это те, которые ближе всего к небесам и выше всего остального, так и самый благородный христианин. Если человек живет рядом с царем Персии или Турции, то он считается привилегированным по сравнению с соседями своими. Как тогда должны судить о человеке, который всякий день имеет возможность путешествовать на небо и пребывать в присутствии Царя царей, питая душу свою от древа жизни? С моей стороны, я бы считал такого человека самым благородным, богатым и сведущим в мире.

 

 

О невозможности покоя на земле.

 

Итак, если Писание авторитет для нас, то мы можем видеть в нем, что покой святых невозможен на земле. И все же, как распространен грех этот! Сколько остановок сделаем мы, сколько препятствий сами себе создадим, пока не поставим Господа нашего превыше всего остального! Как должен Бог вести, сокрушать и испытывать нас, чтобы мы пришли к истинному покою! Если Он дает нам процветание, богатство или честь, то мы играем перед ними, подобно тому, как Израильтяне плясали перед золотым тельцом. Если лишает нас покоя земного, то как быстро мы хотим утешиться, чтобы опять прийти в прежнее свое состояние! Если Он продолжает сокрушать нас, то мы трудимся, плачем, и молимся, чтобы Бог восстановил все как прежде, чтобы мы опять пришли к творению как источнику покоя нашего! И пока мы лишены нашего бывшего кумира, мы надеемся вскоре обрести идола своего, вместо того, чтобы оставить все и прийти к Богу.

О проклятое несовершенство души нашей! Если какое-либо место в аду было бы терпимо, то душа стремилась бы найти покой там, нежели чем прийти к Богу. Когда Господь приближает нас к покою сему и убеждает нас в необходимости служения и труда ради него, то последнее препятствие на пути нашем – найти покой в тех Божьих дарах, которые в конечном счете принадлежат Ему. Христианин, не удивляйся, что я говорю так много; будь осторожен, чтобы не оказаться тебе в этом положении. Я полагаю, ты до сих пор убежден в суете богатства, чести и удовольствий, так что ты можешь легко отказаться от них; и это хорошо, если так; но на средства благодати ты смотришь с меньшим подозрением, думаешь, что не сможешь наслаждаться ими слишком много, особенно видя, как большинство презирает или мало ценит их. Я знаю, что ты должен любить и ценить их более чем все мирское. Но когда мы довольствуемся таинствами без Бога, ставя богослужение выше небес, а Церковь - выше Скинии Небесной, то это досадное заблуждение. Пусть душа твоя утешается в таинствах, помня, что это не рай, но лишь начаток его. И если бы Бог стремился к нам, как мы к Нему, мы бы давно жили в вечном отделении от Него. Одним словом, как вы чувствительны к греховности ропота вашего, бодрствуйте и молитесь, чтобы не поставить вам какую-то вещь или душу свою выше Бога.

 

 

О вере и делах - полагаться в спасении на свои дела нельзя, но совершать их по вере необходимо.

 

И как ты трудишься ради Бога как твоего высшего блага, должен ты и от всей души принять Христа как Господа и Спасителя, который вводит тебя в покой. Предыдущий признак можно свести к великой заповеди Закона – «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим» (Втор. 6:5). А этот – «веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой» (Деян. 16:31). В сиих двух заповедях и заключается благочестие, вера и истинное христианство. Разве ты не согласишься с тем, что Христос Один должен быть твоим Спасителем, и нельзя тебе надеяться более на дела свои, которые есть лишь плод подчинения Ему? Не способны они отменить проклятие закона и сделать тебя праведным, посему доверь спасение твое искуплению, совершенному Христом!

<...>

В общем, если христиане будут иметь утешение, которое не обманет их, то они будут трудиться, чтобы расти в благодати, укреплять и развивать любовь ко Христу в своих душах и подчинить плоть Духу. Не обманывайте себя убеждением, что Христос сделал все, и теперь верующим не надо делать ничего. Для победы над миром, плотью и дьяволом, чтобы быть во всеоружии, нужно постоянное бодрствование и борьба, это имеет большое значение для нашего спасения и уверенности. Мы даем эти обещания при крещении, потому что теперь человек не может более являться номинальным христианином. Не всякому верующему, но «побеждающему дам вкушать сокровенную манну, и дам ему белый камень и на камне написанное новое имя, которого никто не знает, кроме того, кто получает.» (Отк. 2:17); такой верующий должен вкушать от древа жизни, которое посреди рая Божия, и не потерпит вреда от второй смерти. «Кто побеждает и соблюдает дела Мои до конца, тому дам власть над язычниками, и будет пасти их жезлом железным; как сосуды глиняные, они сокрушатся, как и Я получил [власть] от Отца Моего; и дам ему звезду утреннюю. Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам.» (Отк. 2:26-29).


О пользе страданий.

 

Бедствия чрезвычайно полезны, чтобы удержать нас от ошибочного понимания покоя нашего. Христианское стремление к нему добровольно, поэтому все средства, которые помогают нам на пути в небо, являются правильными и прибыльными. Наиболее опасной ошибкой наших душ будет сделать творение кумиром, а землю - небесами. Страдания будут услышаны даже тогда, когда презираем глас проповедника, они угашают сладкие мысли о мирском. Многие христиане иногда лелеют мысли о богатстве, телесных удовольствиях или аплодисментах мира, и так теряют склонность ко Христу и радости небесной. Это продолжается, пока Бог не сокрушает богатства, совесть, здоровье – те твердыни, которые до этого считались неприступными. А потом, когда болезнь прикует к постели, мир станет ничем, а небо всем. Если наш дорогой Господь не возложил бы эти шипы на голову нашу, мы бы так и спали, потеряв славу.

 

Несчастья являются наиболее действенными Божьими средствами, чтобы удержать нас от потери нашего покоя небесного. Когда мы становимся немудрыми, мирскими или гордыми, как недуги или болезни смиряют нас! Каждый христианин, как и Лютер, может назвать скорби своим лучшим учителем; и воскликнуть вместе с Давидом: "Прежде страдания моего я заблуждался; а ныне слово Твое храню." (Пс. 118:67) Многие тысячи исцеленных грешников могут провозгласить, "О здоровая болезнь! О утешающие печали! О доходные потери! O богатая бедность! О благословенный день, в который я страдал!". Не только зеленые пастбища и тихие воды нужны овцам, но жезл и посох, которые успокаивают их. Хотя Слово и Дух делают основную работу, но страдания так сильно расшатывают дверь сердца, что Слово может легче войти туда.

 

 

Обращение к служителям Евангелия.

 

Что касается служителей Евангелия, в этом и заключается их работа, чтобы помочь другим прийти в небо. Пусть это будет главной целью вашего обучения и проповеди. Служитель одарен в деле наставления, убеждения и научения, а следовательно, и в привлечении душ ко Христу. Когда вы ищете не Бога, а своей корысти, Бог сделает вас наиболее презренными среди людей. Это относится и к вашей репутации, потому что Христос говорит о вашей жизни: "кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее (Лк. 9:24)". Пусть сила ваших убеждений показывает, что вы понимаете, на какое дело посланы. Проповедуйте со всей серьезностью и усердием, как люди, которые исповедают учение Христа, и слушатели ваши либо будут сокрушены им, либо осуждены. Не думайте, что вся ваша работа заключается в учебе или проповеди с кафедры. Вы пастухи и должны знать всех овец, их болезни, замечать, когда они уходят с пути, помогать им исцелиться и приводить их домой. Апостол Павел не только учил людей всенародно, но и по домам. Спрашивайте людей, как они растут в знании и святости, и на каких основаниях строят свои надежды спасения, будут ли они ходить праведно и выполнять свое христианское служение. Наблюдайте, поклоняются ли они Богу в семьях своих, а также научите их как это сделать. Будьте знакомы с ними, чтобы вы могли интересоваться жизнями их, чтобы это все послужило во славу Божью. Знайте, какую пользу они извлекают из публичной проповеди. Если кто-то мало питается от Духа, помогите, но не пренебрегайте ими. Если кто-либо отходит от Бога; восстановите их с усердием и терпением. Если они в неведении, это может быть и ваша вина так же, как и их. Не спите, пока бодрствует волк. Ни с кем не общайтесь поверхностно. Изучайте Слово Божье и молитесь, пока вы не станете «достойным, делателем неукоризненным, верно преподающим слово истины.» (1 Тим. 2:15), чтобы ваши люди не стыдились и не унывали, слушая вас. Пусть учит само ваше присутствие и общение, а не только доктрина. Будьте впереди в святой и небесной жизни, как вы учите этому других. Не печальтесь ни о чем, кроме Евангелия и неверия душ человеческих, пусть сердца ваши будут направлены на благо других. Учите доброму - кротости, смирению, снисхождению, самоотречению - в Евангелии и на личном примере. Стремитесь к единству и миру. Если вы говорите о Царстве Христа и спасении, делайте это в духе мира и любви. Это так сложно поддерживать в ваших людей здравый смысл, совесть, и живой, добрый, небесный дух среди раздора, чтобы сохранить свечи зажжёнными среди великих бурь! «Блажен тот раб, которого господин его, придя, найдет поступающим так» (Мф. 24:46).

 

 

О недостатке сострадания.

 

Еще одно препятствие – недостаток сострадания. Мы смотрим на бедные души и проходим мимо, подобно священнику и левиту. Нечестивый, пораженный грехом и плененный сатаной, не желает помочь себе. Но и мы подчас не хотим помочь из-за недостатка любви и сострадания! Если бы Бог не услышал крик наших молитв, и не был тронут в жалости Своей, прежде чем Он был тронут нашей настойчивостью в прошении, мы бы так и были сейчас рабами сатаны. Вы будете молиться Богу за них, чтобы открылись глаза их, а сердца обратились; но почему не стремитесь обратить их, если так желаете сего? Если вы увидите, что ваш ближний упал в яму, то будете не только молиться Богу, но и протянете руку, чтобы помочь ему. И если не сделаете этого, не будете ли порицаемы за грех жестокости и лицемерия? Это верно как для души, так и для тела. «А кто имеет достаток в мире, но, видя брата своего в нужде, затворяет от него сердце свое, как пребывает в том любовь Божия» (1 Иоанн. 3:17).  [с. 131].

 

 

"Как сможешь ты предстоять перед Иисусом Христом?..."

 

Как сможешь ты предстоять перед Иисусом Христом, когда ты не знаешь, омыла ли Его кровь душу твою; осудит или оправдает ли Он тебя на суде, будет ли Он основой твоего блаженства или камнем преткновения и соблазна? Как можешь ты открывать Библию, читать одну главу и не быть в состоянии трепета? Мне кажется, что каждый лист Священного Писания должен быть для тебя как начертание для Валтасара на стене, если ты только не решишь испытать себя и измениться. Читаешь предостережения и не знаешь, исполнятся ли они в отношении тебя. Неудивительно, что ты не воспринимаешь проповедь, а служитель - враг для тебя, которому ты, подобно Ахаву, говоришь: «...я не люблю его, ибо он не пророчествует о мне доброго, а только худое» (3 Цар. 22:8). Как можешь ты без трепета присоединиться к молитве? Когда ты принимаешь вечерю Господню, ты не знаешь, в наказание ли это тебе или в благословение. Какое утешение можешь ты найти в друзьях, почестях, домах, землях, доколе не знаешь, имеешь ли любовь и благоволение Божьи? Предложите заключенному, прежде чем он узнает свой приговор, приятную музыку или красивую одежду - что это все для него, пока он не знает, будет ли спасена жизнь его? Ибо если он знает, что должен умереть на следующий день, все богатства земные и почет будут ему слабым утешением. Мне кажется, так и должно быть с тобою, доколе ты не знаешь своего вечного состояния. Когда ты ложишься отдыхать, неопределенность спасения твоего должна будить тебя или являться во снах и скорбях. Не будет ли печалить тебя, когда ты видишь народ Божий на пути к славе, а ты не обладаешь твердой надеждой?... [c. 109].

 

 

Серьезность в труде на пути спасения.

 

Святой Дух серьезен в Своем содействии нашему блаженству. Его Движения часты, настойчивы и глубоки. Он огорчается, когда мы сопротивляемся Ему; должны ли мы быть серьезными, чтобы не угашать Его? Бог всерьез воспринимает наши молитвы и дарует милости. Он страдает вместе с нами. В следующий раз, когда ты будешь в беде, будешь молить о серьезном отношении к прошениям твоим. И как мы можем ожидать реальных милостей, когда мы так беспечны и поверхностны в Божьем труде?

 

Служители Христовы серьезны в увещевании. Они просят Бога о спасении душ ваших, а не о мирской пользе. Если они убивают себя своим трудом или претерпевают мучения за проповедь Евангелия, то думают, что их жизнь стоит меньше, чем спасение душ. И если другие люди так самоотверженны для вашего спасения, будете ли вы так небрежно и халатно относиться к своей собственной вечной участи?

 

Насколько прилежно все творение в служении вам! Как постоянно солнце в своем путешествии по небу! Потоки вод текут для пользы нашей; поля дают урожай. Какой труд ежедневно совершает вол! Как быстро скачут кони! Будешь ли беспечным? Если они так трудятся, то не должен ли ты, человек, работать для Царства?

 

Слуги мира и дьявола серьезны и прилежны. Они работают так, как будто никогда не смогут сделать достаточно много: они спешат, чтобы приводить к падению служителей, делать бесполезными проповеди. Будут ли они более внимательны, чем ты к своему спасению? Не лучше ли Господин твой, не величественнее ли твое звание, не сильнее ли побуждение, не выше ли награда? Было время, когда ты усердно служил сатане и плоти, как жадно ты следовал за твоими прихотями, недоброй компанией и греховными наслаждениями! Будешь ли сейчас с той же серьезностью служить Богу? О вещах земных мы очень много заботимся; если больны, то как много жалуемся! Если бедны, как трудно заработать средства к существованию! Но не выше ли труд на пути спасения? [c. 103].

 

 

Без святости никто не увидит Господа.

 

Небеса можно потерять из-за недостатка усердия. Когда мы думаем о тех, кто услышал слово и тотчас с радостью принял его, но в конце все же погиб, не должно ли это потревожить наше мнимое спокойствие? Как далеко некоторые последовали за Христом и все же оставили Его, когда мирские интересы и надежды не были до конца отвергнуты! Бог решил так, что небо не должно быть никем принято на льготных условиях. Покой всегда следует после труда. «Без святости никто не увидит Господа» (Евр. 12:14). Если ты не серьезен в труде своем, то ты и не христианин, в этом сама суть веры, а не только высшее ее проявление. Как фехтовальщики отличаются от солдат, сражающихся за жизнь, так и лицемеры отличаются от серьезных христиан. Если люди могли бы быть спасены без усилий, они никогда бы не поняли цены Божьего спасения и прощения. Но когда Сам Бог решил, что без усердия мы не познаем покой, не должно ли это побуждать нас к максимальным усилиям?

 

 

Об аде и осуждении.

 

Если можно перенести страдания ада, то почему очень сложно претерпеть муки от его предвкушения на земле? Грешник, ты узришь дьявола в самой его неприглядной форме. Не встанут ли дыбом волосы от ужаса? Но у тебя не будет другой компании, как только другие нечестивцы, дьявол и ангелы его - ты будешь не только видеть их, но и мучиться с ними. Позволь мне спросить еще раз, если гнев Божий будет легким, то почему Сын Самого Бога так мною уделял этому внимания? Почему ради нашего спасения от этих мук «был пот Его, как капли крови, падающие на землю» (Лук. 22:44), а до этою Господь воскликнул: «Душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною» (Матф. 26:38). И на кресте Спаситель восклицал: «Боже мой, Боже мой, для чего Ты оставил меня?» (Марк. 15:34). Если кто и мог претерпеть подобные страдания, то только Иисус Христос. Он смог понести грех твой. Горе тебе, грешник, в твоей мнимой безумной безопасности! Сможешь ли претерпеть то, что вынес Христос? Нет, Сын Божий смог, но ты не сможешь понести проклятие закона. Благой Господь ведет тебя к покаянию, чтобы ты успел спастись от всех бедствий сих.

 

А теперь, читатель, прошу тебя решить. Как ты используешь все сказанное? Будет ли все это для тебя бесполезным? Или ты воспримешь все всерьез? Ты отверг многие предупреждения Божьи; сделаешь ли то же и на этот раз? Берегитесь: Бог не всегда будет увещевать. Рука возмездия занесена над тобой, грядет удар, и горе тому, кто не сможет его избежать! Разве ты не отбросил Писание, говоря, что оно ни о чем больше не твердит, кроме как об аде и осуждении? Не отверг ли проповедника, которому вменял в вину то же? Но не сам ли ты причина своего отвержения? Должны ли мы быть виновными в крови твоей души своим молчанием о том, что Бог повелел нам возвещать? Хочешь ли ты погибнуть больше, нежели смутиться, когда мы говорим правду? [с. 87].

 

 

Предупреждение служителям.

 

Как мало служителей, серьезно относящихся к своему труду! Как часто самые лучшие из нас падают! Плачем ли мы от неповиновения людей Евангелию в силе Духа и боремся ли с грехом в наших городах, подобно как пожарные тушат огонь, спасая людей от бедствия? Убеждаем ли мы людей как тех, кто может познать гнев Господень? Говорим ли о Христе, возрождении, вере, святости, что без них они никогда не смогут иметь жизнь вечную? Томятся ли члены наши от невежества, небрежности, упрямства народа? Когда мы смотрим им в лицо, в наших сердцах есть ли жалость, что мы никогда не увидим их лица во славе? Рыдаем ли мы, подобно Христу и апостолам, о незавидности судьбы их? Учим ли мы их всенародно и по домам, во всякое время, «со многими слезами?» (2 Кор. 2:4). Молим ли мы о спасении своей души? Или мы говорим Слово только чтобы получить одобрение критически настроенных слушателей, как если бы задачей служителя были бы только интересные истории, а не забота о душах. Не плотское ли благоразумие управляет нашим рвением и делает безжизненным общение на духовные темы, которые должны обратить слушающих нас? Как осторожно мы говорим о тех грехах, которые наиболее сильно владычествуют над душами! Одним словом, наша недостаточная серьезность в вещах небесных превращает веру людей в формальность и приводит их к небрежному слушанию. Пусть Господь простит великий грех служителей в этом деле, равно как и мой собственный!

 

 

Тщетность мирского.

 

Мыслящие по мирски так сильно стремятся к земным вещам, что не имеют ни желания, ни времени, чтобы искать этот покой. О неразумные грешники, кто прельстил вас? Мир превращает людей в бессловесных животных и доводит их до безумия. Подумайте, что такого важного в повседневной суете и в борьбе за ничтожные вещи, если вечный покой отвергнут в пренебрежении! Какой смысл подняться на ступеньку выше в мире, чем другие, и пренебречь царским достоинством святых! Что ценного в ненасытной погоне за плотскими удовольствиями, в то время как это лишает грешников хвалы Богу и радости ангелов! Какое значение увеличения задумываются они обо всем этом! Тем не менее эти люди плачут: «Можем ли мы быть спасены без труда?» Как рано они будят своих слуг, чтобы те трудились, но как редко они призывают их к молитвам или чтению Писания!

 

Что такого сделал мир для его любителей и друзей, что они с таким нетерпением следуют за ним и ищут мирского, а Христом и небом пренебрегают? И что сделает для них мир в веке грядущем? Общий для всех вход в него лежит через скорби и страдания. Проход через него возможен только при непрерывном труде. О, неразумные, обманутые люди! Останется ли с вами веселье и удовольствие? Будет ли золото и мирская слава вместе с вами в момент, когда вы в них будете более всего нуждаться? Услышат ли они крики несчастья вашего? В час смерти смогут ли они избавить вас? Пойдут ли они вместе с вами в другой мир, подкупят ли Судью и оправдают ли, чтобы купить место среди благословенных? Почему же тогда богач хочет хотя бы каплю воды, чтобы охладить свой язык? Или честь и временное наслаждение стоят больше, чем вечный покой? И компенсируют ли они потери небесного сокровища? Может ли быть надежда на них? Ах, мерзкий, лживый мир! Как часто мы услышим в день тот твоих самых верных слуг, которые будут жаловаться: «О, мир обманул меня! Меня обольстил достаток, а теперь тяготит нужда. Если бы я верно служил Христу, как служил мамоне, то не оказался бы в таком безнадежном состоянии». Так будут стенать они, потому что не приняли божественных предупреждений здесь, на земле.

 

 

Опасность ложной уверенности в спасении.

 

И если бы можно было спросить эту безнадежную душу: «Как же ты была так уверена в спасении своем?», - какой печальный ответ мы получим! Читатель, не успокаивайся, пока надежда твоя не будет разумна и тверда, основана на обетованиях Писания, чтобы очищать сердце твое, чтобы прилагать все усилия в благочестии! Если твои надежды таковы, продолжай пребывать в силе Господа, держись за надежду твою и «не будешь постыжен» (Ис. 54:4). Но если нет ни одного свидетельства о работе благодати в твоей душе, отбрось ложные надежды свои. Пребывай в отчаянии, пока не будешь рожден свыше, не увидишь Бога в святости, и не «возненавидишь отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей» (Лук. 14:26). Такого рода отчаяние является одним из первых шагов в небеса. Если человек сбился с пути, каким должно быть первое средство, чтобы привести его назад? Он должен отчаяться, что никогда не дойдет до места назначения. Если дом его на востоке, а он собирается идти на запад, он не пойдет в верном направлении, пока не поймет ошибку свою. Тогда он начнет искать выход и сможет вернуться в землю свою. Грешник, так и с душою твоею: ты рожден на пути от неба в ад, ты идешь и надеешься спастись, потому что не так плох, как многие другие. Но если не отбросишь эти надежды, то никогда не будешь спасен. Нет ничего в мире более опасного, что способно отвратить твою душу от неба, чем твои ложные надежды на спасение. Итак, страдания проклятых будет усугублять тот факт, что вместе с потерей неба они должны потерять все, на что возложены были их надежды.

 

 

Неспособность к земному покою.

 

Кроме того, мы неспособны к земному покою. Может ли душа, которая настолько слаба, так склонна ко греху, быть в абсолютном покое на земле? Что такое блаженство и покой, как не наша свобода от греха и врагов? Может ли душа отдохнуть, когда она постоянно переживает все это? Почему христиане так часто взывают, говоря языком Павла: «Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти?» (Рим. 7:24). Что же заставляет святых стремиться к почести высшего звания, если они могли бы обрести этот покой прямо сейчас? Члены наши неспособны на то, как и наши души. Тело наше еще не подобно тому прославленному состоянию, когда «тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: поглощена смерть победою » (1 Кор. 15:54). Это наша тюрьма и наше бремя; мы так полны немощей и недостатков, с которыми постоянно боремся или уступаем им! Возможно ли, чтобы бессмертная душа обрела полный покой в этой тесной телесной храмине? Истинно, эти хилые, измученные, разлагающиеся члены должны быть сначала преобразованы, прежде чем они в полноте будут способны наслаждаться покоем. В этом мире нет ничего, что бы было достаточно для этого абсолютного покоя.

 

Увы! Те, кто наиболее сильно радовался плодам мирским, будут в конце нести самое тяжкое бремя. Они познают, что все это – суета и томление духа. Люди думают, что смогут иметь небеса на земле; но когда хотят насладиться земными благами, счастье бежит от них. Тот, кто уделяет какое-либо внимание делам Господа, может легко увидеть, что конец всех кумиров один – сделать нас усталыми от мира, чтобы мы нашли покой в Боге одном. Если Он и лишает нас чего-то, так это тех земных даров, которые стали нашими идолами.

 

 

Превосходство Христа.

 

Народ Божий также убежден в абсолютной необходимости, полной достаточности и совершенном превосходстве Иисуса Христа, как голодающий уверен в необходимости еды; или тот, кто слышал и читал приговор осуждения, - в абсолютной необходимости помилования; или человек, который находится в тюрьме за долги, - в нужде в поручительстве. Грешник чувствует невыносимую нагрузку и не видит никого, кроме Христа, кто мог бы снять ее: он понимает, что закон провозглашает его мятежником, и никто, кроме Христа, не может примирить его; он, как человек, преследуемый львом, погибнет, если не найдет убежища. Он встает перед дилеммой: либо он должен уверовать во Христа, Который силен оправдать, или будет анафема; обратиться ко Христу, чтобы Тот спас его, или он будет гореть в аду вечно; прийти ко Христу, чтобы Спаситель привел его к Богу, или быть изгнанным из Его присутствия навечно! И это неудивительно, если он восплачет как мученик: «Никто, кроме Христа! Никто, кроме Христа!» Не золото, но хлеб может удовлетворить голод, ничто, кроме прощения, не способно принести утешение осужденному.

 

 

Первородный грех.

 

Это и был наш первый грех, - стремиться быть как боги, что есть самое большое беззаконие, которое распространяется в нашей природе от поколения к поколению. Когда Бог должен вести нас, мы ведем себя сами; когда Он должен быть нашим правителем, мы сами управляем своей жизнью: мы придираемся к законам, которые Он дает нам, и если бы мы принимали решения об этих законах, мы бы сделали их иначе. Когда Он должен заботиться о нас (иначе мы погибнем), мы будем заботиться о себе: когда нам стоит зависеть от Него в повседневной жизни, мы скорее возьмем все в собственные руки: когда нам нужно довериться Его провидению, мы, как правило, спорим и думаем, что могли бы сделать лучше, чем Бог сотворил.

 

Когда мы должны любить, доверять, воздавать честь Богу, мы любим, доверяем, воздаем честь нашему плотскому «Я».Вместо Бога мы взираем и надеемся только на себя и с удовольствием были бы единственными людьми на земле, которых все должны восхвалять. Таким образом, по природе мы являемся нашими собственными кумирами. Но вниз падает этот Дагон, когда Бог обновляет душу. Великий замысел Бога состоит в том, чтобы привести сердце обратно к Самому Себе. Он обличает грешника, что творение не может быть Богом, оно не может никого сделать счастливым, ни быть его Христом, чтобы избавить его от страданий и вернуть к Богу, Который один может быть счастьем человека.

 

 

Примирение на небесах.

 

В день тот мы упокоимся от всех наших печальных разделений, нехристианских ссор друг с другом. Как замечательно будут жить вместе в раю те, кто находятся сейчас в противоречии на земле. Там нет никакого конфликта, потому что отсутствует гордость, невежество или другое тление. Там нет ни заговоров с целью укрепить свою позицию, ни интриг против братьев. Если есть печаль или стыд на небесах, то мы будем, подобно братьям Иосифа, пристыжены нашим поведением. Разве не достаточно, весь мир против нас, чтобы и мы также были друг против друга? О, счастливые дни гонений, объединившие нас вместе в любви, в то время как солнце свободы и процветания способствует нашим словопрениям! О счастливый день покоя святых в славе, когда будет Один Бог, Один Христос, Один дух, мы будем иметь одно сердце, одну Церковь, одно дело.

 

 

Когда мы предстанем перед Господом...

 

Какая же это невыразимая радость, что наш Дорогой Господь, любящий нас, будет и нашим Судьей! Будет ли человек бояться суда со стороны своего самого близкого друга или супруга? Христианин, Христос пришел пострадать, плакать, пролить кровь и умереть за тебя, и теперь осудит ли Он тебя? Он был осужден вместо тебя, и теперь обвинит тебя? Он совершил труд искупления, возрождения‚ освящения и сохранения, а затем все отменит? Господь не может желать нам плохого. Пусть бесы и зло трепещут, но мы будем радоваться. Милость Божья должна сделать нас радостными, потому что мы увидим, как большинство мира дрожит от ужаса, будучи приговоренными к вечным мукам; мы же будем провозглашены наследниками Царства; соседи, которые жили с нами в одном городе, ходили в те же собрания, жили в тех же домах, были более почетными в глазах мира, теперь вечно разделены с Исследующим сердца. Об этом восклицает апостол Павел - с восхищением, но одновременно и с ужасом: «Ибо праведно пред Богом - оскорбляющим вас воздать скорбью, а вам, оскорбляемым, отрадою вместе с нами, в явление  Господа Иисуса с неба, с Ангелами силы Его, в пламенеющем огне совершающего отмщение не познавшим Бога и не покоряющимся благовествованию Господа нашего Иисуса Христа, которые подвергнутся наказанию, вечной погибели, от лица Господа и от славы могущества Его, когда Он приидет прославиться во святых Своих и явиться дивным в день оный во всех веровавших…» (2 Фес. 1:6-10).

 

 

Утешение святым.

 

Хотя мятежный мир и скажет, что Госполь мой медлит с приходом, однако святые пусть поднимут голову, искупление их близко. Дорогие мои христиане, что же нам делать, если наш Господь не вернется? Зачем мы здесь? Что же, мы оставлены и забыты, как овцы среди волков, львов, и порождений ехидны? Сын Божий искупил нас такою дорогой ценою, чтобы затем оставить грешить, страдать, гибнуть и больше не прийти к нам? Не может быть такого. Мы так и ведем себя по отношению ко Христу - когда нам хорошо в мире сем, мы не идем к нему; Но не таков Христос. Тот, Кто пришел страдать, однажды придет торжествовать. Тот, Кто пришел искупить, обязательно придет обладать. Где бы еще были все наши надежды? Что бы стало с нашей верой, нашими молитвами, нашими слезами и нашим ожиданием? Чего бы стоило все терпение святых?

 

Не были бы мы самыми несчастными из людей? Христиане, не заставил ли Христос нас оставить этот мир и быть забытыми этим миром? Возненавидеть все и быть ненавидимыми всеми? И все это для Него, чтобы нам иметь Его, а не все остальное? Подумай, после всего этого забудет ли Он нас и покинет ли?

 

Пусть наши сердца будут далеки от подобных мыслей! Не был ли Христос со Своим народом, когда был здесь, на земле? Совершил ли Он Свой труд? Овладел ли Он славой от нашего имени? Ходатайствовал ли Он перед Отцом, страдал ли, будучи  исполненным Духом, чтобы иметь власть и победить врага? Наше пребывание в мире сем краткосрочно. И если бы Он сейчас был на земле, разве не стоило бы провести с Ним несколько дней, а затем умереть? Но на небесах Он вечно пребудет среди многих святых. И поэтому есть повеление жить верой, а не видением.

 

 

Небесная слава - наслаждение для души и тела.

 
Если же благодать делает христианина отличным от того, кем он был раньше, то насколько больше будем мы отличаться в небесной славе! Как духовное тело превосходит это хрупкое, нездоровое, болезненное тело плоти, так же и наши чувства будут превосходить те, которыми мы обладаем сейчас. Без сомнения, когда Господь изменит наши чувства и расширит способности, так же Он увеличит радость от этих чувств и наполнит их Собой. Конечно же, тело не было бы воскрешаемо, если бы оно не разделило вечную славу. Так же, как оно было в послушании и страдании, так же оно будет в благословении.


Если Христос искупил всего человека, то Он купил и все принадлежащие ему вечные благословения. О, благословенное употребление прославленного тела! Стоять перед престолом Божьим и Агнца, вечно восклицая: "...Достоин Ты взять книгу и снять с нее печати, ибо Ты был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени, и соделал нас царями и священниками Богу нашему; и мы будем царствовать на земле" (Откр. 5:9-10). "Аллилуия! Спасение, и слава, и честь и сила Господу нашему! О, христиане! Это блаженный покой, покой, как бы не знающий покоя - "ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет" (Откр. 4:8).


Если же тело так употребляемо, то как же будет вознесена душа наша! Когда силы и способности ее будут величайшими, так же и действия ее и удовольствия ее будут наиболее сильными. Если чувства телесные имеют свои надлежащие действия, когда они наслаждаются объектами своего вожделения, также и у души есть свои удовольствия: познание, памятование, любовь и радость. 
<...>
Поверьте мне, христиане, доверьтесь Богу; что вам известно о Боге во Христе на этой земле - это ничто по сравнению с тем, что вы узнаете, даже знанием наше текущее состояние назвать будет нельзя. Ибо как эти тела истлеют, так и знание упразднится, чтобы настало более совершенное. "Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится. Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое. Теперь мы видим как бы сквозь [тусклое] стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан" (1 Кор. 13:9-12).

 

 

Народ Израильский и покой Божий.

 

При Адамовом грехопадении был потерян не только интерес к Богу и радость в Его присутствии, но и все духовное познание Его, а также расположение к подобному блаженству. Когда Сын Божий приходит с исцеляющей благодатью, открывая духовные и вечные счастье и славу, Он не находит ни в ком веры. Подобно бедняку, который не верит, что кто-то может иметь богатство в сто фунтов, потому что он владеет гораздо меньшим, люди вряд ли узнают, какое счастье во Христе они могут получить. Когда Господь повелел израильтянам соблюдать субботний покой в земле обетованной, им гораздо сложнее было поверить в это, чем победить врагов. И когда этот покой соблюдался ими - как слабое отражение несравнимо большего покоя во Христе - они верили только в то, чем владели, но как бы говорили, наслаждаясь, что нет выше блаженства, чем нынешнее! И если они что-то и ждали от Мессии, то только увеличения своего земного удовольствия.В своем Послании Апостол выступает против этой ошибки и ясно доказывает, что концом всех этих обрядов и теней прошлого является направление людей к Иисусу Христу. Покой субботний и ханаанский должен научить их искать дальнейшего покоя, который и есть их подлинное счастье. Мой труд - это по сути апостольский вывод со многим аргументами, заключение, содержащее в себе основания для утешения верующего, конца всем его проблемам и страданиям, а также евангельские обетования и христианские благословения.

 

 

Божий покой.

Это ужасное положение, в котором пребывает человечество со времени грехопадения. Когда приходит Христос со Своей возрождающей благодатью, Он не находит никого просто стоящим на месте, но обнаруживает, что все направляются в вечную погибель, спешат в ад до тех пор, пока Он первым не поднимет их и затем, посредством обращения, не склонит их сердца и жизни искренно к Себе Самому. <...> Также подразумевается не только отдаленность от Божьего покоя, но и истинное осознание этой отдаленности. Однако, они никогда не знают ни то, что они без Бога и на пути в ад, ни пути в небеса. Может ли человек обнаружить, что он потерял Бога и душу свою, а затем не воскликнуть “я погиб»? Немногие приобретают Божий покой, потому что немногие убеждены, что далеки от него и идут в противоположную от него сторону. Ищет ли кто-то какую-то вещь, если не знает, что потерял ее? «Не здоровые нуждаются во враче, но больные». Влияние Первопричины также предполагается, в противном случае мы бы все стояли на месте, а не двигались по направлению к Божьему покою. Если бы Бог не двигал нас, мы бы не смогли двинуться. Это наиважнейшая часть нашей христианской мудрости, подчиняться Богу и быть зависимыми от Него. «Не потому, чтобы мы сами способны были помыслить что? от себя, как бы от себя, но способность наша от Бога». «Без Меня, - говорит Христос, - не можете делать ничего».



Обновлен 31 окт 2018. Создан 09 сен 2016