Пуританская библиотека

Исаак Амвросий. Надежда на Иисуса, несущего великое служение по нашему спасению в Своих страданиях и в смерти Своей (отрывок из книги "Looking unto Jesus", 1658)




Текст воспроизведен по изданию: Амвросий И. На Христа взирая. Страсти Иисуса Христа/ Пер. с англ. - COAH: 2012, с. 139-154.

 



 

Раздел IV


Надежда на Иисуса, несущего великое служение по нашему спасению в Своих страданиях и в смерти Своей


4. Будем же надеяться на Иисуса, несущего великое служение по нашему спасению в Своих страданиях и в смерти Своей. Под надеждой я подразумеваю, как говорит апостол, "совершенную уверенность в надежде" (Евр. 6:11). Главным является вопрос: являюсь ли я причастником страданий Христа? Они есть величайшая ценностью для верующего, но что толку в них, если человек не является их причастником? Кто-то может сказать, что он надеется, но какие у него основания для надежды? Безосновательная надежда - это вовсе не надежда, а самообман. А имеющая под собой основание надежда - это смерть Христа и Его страда- [c. 139] ния, она "не постыжает". Вот признак имеющей основание надежды.

 

1. Чтобы смерть Христа стала моей, должна стать моей и Его жизнь. Или по-иному, если смерть Христа является и моей смертью, то и жизнь Его является моей жизнью (Здесь стоит вспомнить, что в реформатском богословии существуют понятия активного послушания Христа и пассивного послушания Христа. Активное послушание - это соблюдение Господом всех требований закона. Пассивное послушание - это послушание наказанию и смерти. - Прим. пер.). Послушание Христа невозможно расчленить на активное и пассивное, Иисус не может быть разделен, мы не можем искать часть своей праведности в Его рождении, другую - в Его святой жизни, а третью - в Его послушании до смерти крестной. Пытающиеся разделить послушание Христа умаляют Его наполовину, разве Христос не соделался нашим поручителем (Евр. 7:22)? Разве Он не предлагает нам полную Свою праведность? Он страдал ради нас так же, как был послушен вместо нас. Берегитесь пытаться противопоставить жизнь Христа Его смерти. Либо мы обладаем всем Христом, либо ничем, т.е. не имеем в Нем части. Два вида послушания идут рядом рука об руку, один вид послушания может быть знаком другого. Исследуй, душа моя, проверяй, являешься ли ты причастницей смерти Христа и Его послушания зако- [c. 140] ну? Тщетно надеяться на смерть Христа без стремления быть послушным Ему. Ведь ты же не хочешь отказаться от послушания Ему? Жизнь Христа оказывает огромное влияние на наши души.

 

2. Если я сопричастен смерти Христа, то ее цель в отношении меня полностью достигнута. Он "явился для уничтожения греха жертвою Своею", моего греха (Евр. 9:26). В Иисусе "мы имеем искупление Кровию Его, прощение грехов" (Еф. 1:7). Кровью и смертью было "покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония" (Дан. 9:24); и если я сопричастник смерти, то могу сказать: "Мои преступления покрыты, грехи запечатаны, а беззакония заглажены. Иди, испытай знамение, можешь ли ты быть уверена, душа моя, что твои грехи прощены? Неужели ты не слышишь шепот Духа Божьего: "Сын мой (дочь моя), успокойся, твои грехи прощены"? Тогда в чем вопрос? Ты искуплена Его кровью и являешься сопричастником Его смерти. На самом деле не все всегда бывает ясным и очевидным. Уверенность в прощении есть "манна сокровенная", белый камень, о существовании которого никто не знает, кроме получившего его. Тем не менее, исследуя работу Духа, ты можешь удостовериться, что твои грехи прощены. Прощение грехов и покаяние - это близнецы, они рождаются вместе. В Писании они стоят рядом: "Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи [c. 141] верен и праведен, простит нам грехи наши очистит нас от всякой неправды" (1 Ин. 1:9). А вот еще: "Итак покайся в сем грехе твоем и молись Богу: может быть, опустится тебе помысел сердца твоего" (Деян. 8:22). И еще: "Его возвысил Бог десницею Своею в Начальника и Спасителя, дабы дать Израилю покаяние и прощение грехов" (Деян. 5:31), И еще: "Так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима" (Лк. 24:46, 47). Покаяние и прощение грехов должны проповедоваться вместе. Давид свидетельствует: "Но я открыл Тебе грех мой и не скрыл беззакония моего; я сказал: "исповедаю Господу преступления мои", и снял с меня вину греха моего" (Пс. 32:5). Душа моя, ты на самом деле осознала вину своих грехов? Ты правда отвернулась от них и повернулась к Богу? Это именно то, что свидетельствует о причастности твоей смерти Христа.

 

3. Если я сопричастник смерти Христа, то сообразуюсь ей, "чтобы познать Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его, сообразуясь смерти Его" (Филип. 3:10). То, что буквально произошло с Христом, происходит и с верующим, но только духовно. Христос умер, и верующий умер, как Христос умер за грехи, так верующий умер для грехов. "Ибо, что Он умер, то умер [c. 142] однажды для греха; а что живет, то живет для Бога. Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем" (Рим. 6:10, 11). Обратим здесь внимание на подобие, соотношение и сходство между Христом и нами. Все умерли для греха. Христос умер буквально, страдая, Он удовлетворил справедливое требование: "Возмездие за грех смерть". Мы умерли умерщвлением греха, распятием его на кресте. В этом я нахожу критерий христианства, потому настаиваю на этом. В связи с чем следует обратить серьезное внимание на два вопроса.

 

1. Действительно ли наши грехи умерщвлены?

2. Наблюдается ли прогресс в деле умерщвления грехов?

 

Что касается первого вопроса, действительно ли наши грехи умерщвлены? Предмет требует серьезного исследования. Грех может казаться умерщвленным, когда отсутствует повод грешить. Он может казаться умерщвленным, когда проявляется вяло, или когда он вливается в иной грех или замещается другим грехом. Он может показаться умершим, когда иссякает его энергия, это как лампа, в которой закончилось масло. Для удостоверения в настоящей смерти следует проводить исследования. Вот некоторые правила.

 

1. Истинное умерщвление берет начало в вере. Все, что происходит в мире, происхо- [c. 143] дит по той или иной причине. Если причина добрая, то плод будет добрым, но если причина греховна, то и плод будет греховным. "Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые" (Мтф. 7:18). Поэтому, давайте рассмотрим причину. Если мы согласны, что мы верим во Христа, что мы пришли к Нему за жизнью и спасением, а теперь чувствуем, что грех ослабел, то, исходя из причины, можем сделать вывод, что это ослабление есть умерщвление. Грех смертельно ранен, результат положительный потому, что причина была доброй (пришел к Христу за спасением).

 

2. Истинное умерщвление - это не борьба с отдельными грехами. Все грехи без исключения должны быть вовлечены в процесс. Борьба должна быть тотальной, смерть поражает не отдельные члены тела, а все, так и умерщвление греха поражает не один-два греха, а все грехи. Оно лишает их жизненной силы. Апостол настаивает: "Умертвите земные члены ваши (не один член, а все): блуд, нечистоту, страсть, злую похоть и любостяжание, которое есть идолослужение" (Кол. 3:5). Христиане, желающие быть сопричастниками смерти Христа, должны умерщвлять не только гордость, но и похоть, не только нечистоту, но и зависть, мы не только должны понимать, что грех должен быть умерщвлен, но и предпринимать реальные шаги по его уничтожению.  [c. 144]

 

"Легко сказать, - можете возразить вы, - разве кому из верующих удалось оставить все грехи?". В отношении власти греха - да. Верующий тем оставляет все грехи великие и иные, что борется с ними практически, и не только с их проявлением, но даже с мыслями о них. Полезно посмотреть на стадии умерщвления грехов. Первая стадия это прекращение практики очевидных грехов. "Кто не согрешает в слове, тот человек совершенный" (Иак. 3:2). Такого совершенства с помощью благодати может достичь богобоязненный человек. Вторая стадия это борьба с потаканием греху и с желанием грешить. "Злое, которого не хочу, делаю" (Рим. 7: 19). Я могу совершить зло на практике вопреки желанию. Да, совершил, но не хотел. Третья стадия - освобождение от привычной симпатии к греховным побуждениям. Освобождение не только от желания, но и от самой мысли о грехе. Знаю, что любая похоть порождается плотью или внезапной страстью, вспыхивающей внутри, ведь тесное соприкосновение с миром часто парализует здравый смысл. К сожалению, пока мы живы, закон плоти будет действовать в нас, тело смерти будет нас огорчать. Но когда плоть навязывает нам свои желания, мы должны гасить их, отказываться поддерживать их, отбрасывать в сторону, - в этом умерщвление грехов. Именно так мы и должны смотреть на проблему, конечная цель которой - оставить все грехи. [c. 145]

 

3. Настоящее умерщвление не происходит без борьбы, похоть побеждается, но время от времени она пытается взять реванш. Она смертельно ранена, но отчаянно сражается. Это как на поле битвы: смертельно раненый воин не падает, получив рану, а устремляется на ранившего его врага с необычайной яростью. В начале сражения он не испытывал такого чувства, но теперь ярость охватила его. Почему? Потому что он смертельно ранен! То же самое происходит в отношении раненной похоти и верующего. Кажется, что она наповал сражена, но проходит время, вот, она поднимает голову, оглядывается, собирается с силами и отчаянно бросается в  бой. Она может спрятаться в сердце, но не так, как застигнутый врасплох вернувшимся хозяином вор, который прячется в доме, не с тем, чтобы там жить, а чтобы при удобном случае ускользнуть. Похоть живет в сердце. Хозяин, у которого она живет, раскаивается в прахе и пепле, вопиет к Богу, молит о прощении, пытается стоять на страже, но похоть не желает оставлять сердце человека. Там она делает свое черное дело, отравляя душу человека. И все это происходит вопреки его желанию. Бывает, что похоть успокаивается, но лишь с тем, чтобы набраться сил. А потом она вновь начинает действовать с небывалой активностью. Кажется, что конца этому никогда не будет, и это лишает человека покоя.

 

4. Истинное умерщвление - это болез- [c. 146] ненный процесс. Без боли невозможно убить человека или умертвить какой-либо член. Поэтому этот процесс в Библии назван либо распятием плоти, либо отсечением правой руки, либо вырыванием глаза. "Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями" (Гал. 5:24). "Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя <…> И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя" (Мтф. 5:29, 30). Подобное умерщвление похоже на смерть Христа, тут и мучение, и агония, и душевные муки, причем, как до обращения, так и после него.

 

1. До обращения. Еще не нанесена первая рана, но откуда тогда угрызения совести и боль в груди? Почему евреи, услышав проповедь Петра "умилились сердцем" и спросили: "Что нам делать, мужи, братия?" (Деян. 2:37). Что случилось с темничным стражем? Почему он в ужасе пал перед апостолами: "Что мне делать, чтобы спастись?" (Деян. 16:30). Еще нет обращения, но уже началось болезненное умерщвление. У всех это происходит по-разному, но без страдания не может быть обращения.

 

2. После обращения. Несмотря на то, что при обращении человек освобождается от вины за грех и выходит из-под абсолютной его власти, мучительная борьба, по причине падшей натуры человека, продолжается, заставляя обратившегося мучиться и стенать в борьбе. "Мы сами, имея начаток Духа, и [c. 147] мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего" (Рим. 8:23). Умерщвляющие грех святые стонут, как стонет человек, от которого отходит душа. Поэтому Павел говорит: "Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти?" (Рим.7:24).

 

Как можно удостовериться, имело ли место истинное умерщвление, или это была жалкая попытка? Многие думаю, что они умерли для греха, но, на самом деле, они лишь уснули. И такое впечатление складывается потому, что их оставили угрызения совести. Всем известно, что смерть отличается от сна, смерти предшествует агония, сну - нет. Душа моя, какая агония была у твоих грехов? Имела ли она место? Какие угрызения совести ты пережила сама? Какие духовные недуги обрушивались на тебя? Испытывала ли ты проблему от того, что в членах твоих ты видела "иной закон, противоборствующий закону ума" твоего и делающий тебя "пленником закона греховного, находящегося в членах твоих" (Рим. 7:23)? Почему же умерщвление не уничтожает власть греха полностью? Грех не царствует, он терроризирует, заставляет поступать наперекор возрожденному уму, делать то, чего не хочешь и не делать то, чего хочешь. Разве это не порождает конфликт в душе? Если нет, то можно предположить, что вместо умерщвления имеет место сон. Согласен, не все испытывают одинаковые страдания. [c. 148]

 

У кого-то они почти безболезненны, а у кого-то наоборот, весьма болезненны. Ради того, чтобы избежать ошибки, задам вопрос: что представляет собой наименьшая боль, испытываемая при умерщвлении греха? Отвечу.

 

1. Необходимо почувствовать, что грех реален, и что Бог гневается на него. Такое чувство испытал Иисус Христос, когда взял на Себя бремя наших грехов. Это заставило Его воскликнуть: "Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?". Души во время умерщвления греха время от времени восклицают: "О, мои грехи! О, гнев Божий!".

 

2. Должна присутствовать скорбь из-за греха. Подобным образом плачет душа Иисуса: "душа Моя скорбит смертельно". Он скорбел, и так скорбят во все времена умерщвляющие грех в себе. "Печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению" (2 Кор. 7:10). Ее посылает Бог, она угодна Ему, и она возвращает человека к Богу.

 

3. Необходимо иметь желание освободиться от греха. Подобно Христос желал принести Себя в жертву: "Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!". Возрожденная душа серьезным образом стремится к освобождению не только от вины за грех, но и от власти греха. "Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?".

 

4. Сопротивление греху должно быть ожесточенным. "Вы еще не до крови сражались, подвизаясь против греха" (Евр. 12:4). Вспом- [c. 149] ним, как в Гефсимании Христос боролся с искушением, "Он, во дни плоти Своей, с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления" (Евр. 5:7). Так бороться будет и возрожденная душа, черпая силу в молитве, уповая на помощь Господа в духовной войне, которая будет продолжаться до самого конца земного пути.

 

Постараемся проверить, пользуясь приведенными признаками, участвуем ли мы в умерщвлении греха или нет. Является ли борьба результатом веры? Боремся ли мы со всеми грехами или выбираем только некоторые из них? Сопровождается ли борьба острыми боевыми стычками? Желает ли плоть противного духу, а дух противного плоти? Побеждает ли дух в столкновениях с грехом? Была ли борьба до обращения и после него болезненна? Что же, тогда, перефразируя апостола (Филипп. 3:10), скажу, что "познал Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его, сообразуясь смерти Его". Как Он умер за грех, так и я умер для греха, и смерть Христа есть основание моей веры.

 

Что касается второго вопроса - наблюдается ли прогресс в деле умерщвления грехов? Вопрос не менее значим, чем первый. Действительно ли наши грехи умерщвлены? Душа должна знать, что дает ей смерть Христа. Истинная благодать - это та, действие которой возрастает. Вот признаки прогресса в деле умерщвления грехов. [c. 150]

 

1. Прогресс в деле умерщвления входит в конфликт с духовными похотями. Сначала умерщвлению подвергаются наиболее очевидные грехи, такие как сквернословие, пьянство, моральная нечистота, мирское мышление и подобные им. Но на пути борьбы с очевидными грехами мы сталкиваемся с маскирующимися: гордость, самонадеянность, себялюбие и подобные им. "Итак, возлюбленные <...> очистим себя от всякой скверны плоти и духа" (2 Кор. 7:1). Вспомним евреев, вошедших в землю обетованную. Сначала они закрепились на границе и ее окраинах, потом стали с боями продвигаться к центру, в конце концов, они захватили сердце земли. Христианам предстоит поступать подобным образом: сначала закрепиться на рубежах, подавляя внешние, бросающиеся в глаза, грехи, потом, закрепив успех, надо двигаться к внутренней духовной нечистоте к самому сердцу. Если нечто подобное происходит с нами, значит, прогресс есть.

 

2. Процесс умерщвления не является одномоментным актом, это долгая, продолжительная, изнурительная борьба. Плоть содержит бескрайнее море похоти. Случаются внезапные штормы, когда вдруг оно вскипает "срамотами", низводя, казалось бы, на нет борьбу с грехом. Но если мы продолжаем борьбу, держимся Господа, уповаем на Него, то это свидетельство тому, что процесс умерщвления идет. [c. 151]

 

3. Прогрессирующее умерщвление ощущает ослабление греха и усиление духа. Если мы хотим знать правду о росте, то давайте посмотрим на случающиеся приступы греха, потому что в них проявляется сила человека или его слабость, "желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу" (Рим. 7:18). Слабость в деле умерщвления греха проявляется тогда, когда приходит время действовать. Обратим внимание на обычные приступы греха. Иногда Богу угодно посылать повторяющиеся испытания для того, чтобы мы утвердились, что тот или иной грех не случайность, а система, и, утвердившись в этом, мы могли бы мобилизовать свои силы. Тогда грех останавливается в своем развитии, он ослабевает и уже не может бросать свою армию в бой с тем же успехом, что и раньше. Теперь его встречают на подступах, и уже там он часто терпит поражение. Это добрый знак того, что процесс умерщвления прогрессирует. Возьмем, к примеру, грех фантазии, он уже не достигает того градуса кипения, как раньше, а гордость, разбавленная смирением, ведет себя намного спокойнее. Это добрый знак прогрессирующего умерщвления. Необузданная жажда греха обуздана. Его активность заметно снизилась, процесс умерщвления продолжается.

 

4. Прогрессирующее умерщвление обладает более действенным потенциалом сдерживания похоти, так Иов (пример успешного [c. 152] противостояния) "завет положил с глазами чтобы не помышлять о девице" (Иов 31:1). Без сомнений, если он заключил завет, то и исполнил его. Когда человеку неприятна мысль о чем-то, когда он что-то не любит, так, что и говорить об этом не хочет, то это признак отвращения. Так что, если человеку ненавистна одежда, выпачканная в грехе, то это добрый знак. Знаю, что такого состояния достичь нелегко, однако подражайте Иову и Давиду, они связывали себя обетами. Не ждите, пока из яиц выползут змеи, разбейте яйца аспида. Задушите грех, как только он покажет признаки жизни. Однако и святые часто нарушали обеты. Тем не менее, я ничего не имею против обетов. Ибо: 1. Они законны. 2. Мы не считаем их непоколебимыми. 3. Мы не связываем ими себя навечно, чтобы они не стали ненавистным бременем, но принимаем их на короткое время. Имея в виду это, мы можем сделать вывод, что обеты помогают в деле умерщвления греха. Давая их, мы с помощью Христа и действующей благодати имеем больше возможности противостоять греху. При этом дело умерщвления греха прогрессирует.

 

Душа моя, испытай себя, насколько ты преуспела в деле умерщвления греха, размышляя об этих признаках. Победила ли ты явные плотские грехи, и сейчас борешься с духовными? Приблизилась ли ты к Богу в своем хождении перед Ним? Ослабла ли похоть, и усилилось ли действие благодати в [c. 153] повседневной жизни? Я говорю о повседневной жизни потому, что побеждать грех надо не раз и не два, а постоянно. Можешь ли ты теперь гасить пламя похоти при его зарождении, при первых искрах? "Дочь Вавилона, опустошительница! блажен, кто воздаст тебе за то, что ты сделала нам! Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень!" (Пс. 136:8, 9). Ты готова разбить младенцев Вавилона о камень? Что же, тогда исполнилось обетование: "Он опять умилосердится над нами, изгладит беззакония наши" (Мих. 7: 19), ты, душа моя, растущая христианка, ты имеешь общение с Христом, твое основание - непоколебимая скала, и вера твоя строится на нем. Ты - сопричастница смерти и страданиям Иисуса Христа. Перефразируя Еф. 5:25, скажем: "Христос возлюбил тебя и предал Себя за тебя".  [c. 154]



Обновлен 17 ноя 2016. Создан 03 ноя 2016