Пуританская библиотека

Хью Биннинг. Заповедь любви - главная заповедь, данная человеку Богом (отрывок из книги "A Treatise of Christian Love", 1651)




Текст воспроизведен по изданию: Биннинг, Хью. Трактат о христианской любви / - Ровно: ХМ «Живое слово», 2012., с. 8-16.


 

Содержание

Глава 1. Заповедь любви – главная заповедь, данная человеку Богом [с. 8]

Глава 2. Как достигать Божьей любви и в чем она проявляется [с. 16]

  1. Чтобы достигать любви, мы должны иметь высокий образец для подражания [c. 16]
  2. Чтобы достигать любви, мы должны иметь наилучшие мотивы [c. 17]
  3. Чтобы достигать любви, мы должны усердно творить дела милосердия и братолюбия [c. 18]
  4. Любовь как совокупность всех совершенств [c. 20]
  5. Любовь как сущность чистого сердца, доброй совести и нелицемерной веры. [c. 24]
  6. Превосходство христианской любви [c. 26]

Глава 3. Необходимость христианской любви [c. 38]

  1. Правильное видение Божьей любви, явленной в Иисусе Христе [c. 38]
  2. Мудрое и нелицеприятное размышление о самих себе [c. 43]
  3. Правильное евангельское рассуждение о братьях, которых нам заповедано любить [c. 48]
  4. Исследование природы христианской любви [c. 51]

Глава 4. Главные обязанности любви [c. 59].

Глава 5. Смиренномудрие христианской любви [c. 72]

  1. Смирение – корень христианской любви [c. 72]
  2. Самопознание – источник истинного знания и смирения человека [c. 78]
  3. Смирение – верный путь, чтобы взойти на небо [c. 81]
  4. Смиренномудрие христианской любви является основанием подлинного единства и равенства христиан [c. 85]

 

Глава 1

ЗАПОВЕДЬ ЛЮБВИ - ГЛАВНАЯ ЗАПОВЕДЬ,

ДАННАЯ ЧЕЛОВЕКУ БОГОМ

 

Красота и великолепие окружающего нас физического мира заключаются не только в совершенстве и очаровании каждой его отдельной части, но, в особенности, в мудрой и прекрасной соразмерности и единстве всех этих частей. Видимый образ и совершенную красоту мира создают не сами очертания предметов и их краски, но их соразмерность и гармония, несмотря на то, что все они очень различны. И это - настоящее чудо, что такие, как будто несовместимые, сущности, такие разнообразные части и противоположные качества, образно говоря, «сговариваются» между собой, сочетаясь в таком точном, совершенном единстве и согласии, в котором более всего проявляется мудрость Божья, сотворившая число, меру и вес всех вещей окружающего нас мира.

 

Таким образом, сила Божья была явлена в создании всего видимого, материального мира из невидимого, из ничего; а Его мудрость открылась в упорядоченности мира и расположении всех его, таких противоречивых и разнообразных, сущностей в одном гармоничном, прекрасном Божьем сооружении, каким является наша вселенная.

 

И вот такое упорядоченное расположение всех частей в одном, таком грандиозном, сооружении, как наша вселенная, и есть гармоничная мелодия творения, составленная из отдельных, как будто диссонирующих между собой, звуков, а очаровательная красота мира проистекает от соразмерности и мудрого сочетания разнообразных линий, очертаний и красок.

 

А теперь посмотрим на то, что очень близко нам: на тело и личность человека, чьи разнообразные составные [c. 8] части соединены воедино в одном высокоорганизованном существе, благодаря чему его качества, как будто противостоящие друг другу, настолько преломляются и сглаживаются, что могут объединиться, образно говоря, во взаимной «дружбе» и «общении», чтобы создать одну прекрасную человеческую личность! И далее, наиболее разумным является предположение, что в соответствии с установленными Богом законами творения среди первых сотворенных Им людей было не меньше порядка и единства, чем во всем остальном Его творении, ибо создание человека было самым главным из всех Божьих дел.

 

В то время как Бог сформировал окружающий человека мир как Свое прекрасное сооружение, первым прикосновением Своих перстов Он запечатлел на сердцах сотворенных Им людей такой принцип, который мог бы быть непрекращающейся связью и узами, соединяющими сынов человеческих вместе. Этот принцип есть ничто иное, как закон любви, главный фундаментальный закон нашего мироздания.

 

С одной стороны, это любовь к Богу, основанная на существенной зависимости человека от Творца и на безусловном его подчинении Ему; и, с другой стороны, это любовь к человеку, основанная на общности всех людей, произошедших от одной крови, и на стремлении человека быть образом Бога (Быт. 1:27; Деян. 17:26). Все заповеди Божьи, которые были записаны на первой и второй скрижалях, данных Богом Для Израиля (Исх.31:18), - есть ничто иное, как ветви этого дерева любви или ручейки этого единого источника любви.

 

Поэтому наш Спаситель в нижеприведенных словах излагает нам в кратком виде этот совершенный фундаментальный закон природы и моральный закон для человечества: «“Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим”: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: “Возлюби ближнего твоего, как самого себя”» (Мт. 22:37-39). И поэтому, как говорит апостол Павел, «любовь есть исполнение закона» (Рим. 13:10). [c. 9]

 

Всеобщий долг, который мы имеем перед Богом, - это любовь к Нему в превосходной степени; а всеобщий долг, который мы имеем друг перед другом, - это любовь к ближнему в меньшей степени, но которая, однако, не должна быть меньше той любви, которую мы имеем к себе самим. Апостол Павел говорит: «Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви» (Рим. 13:8), причем такой, которую мы имеем к себе самим, как об этом и говорит Христос.

 

Все остальные нравственные законы подчинены этим двум, и второй из них подчиняется первому, но более никакому другому. И поэтому, пока любовь к Богу, образно говоря, может идти впереди, любовь к человеку должна следовать за ней. И, что бы ни случилось, - нельзя разрывать узы святой любви к Богу и не следует также развязывать узел любви к ближнему, ибо и та, и другая любовь взаимно связаны друг с другом. Но когда совместное единение человеческих сердец осуществляется таким образом, что отделяет сердца людей от Бога, тогда, и только тогда должен быть развязан этот узел человеческих отношений, чтобы все участники этого единения могли сохранить любовь к Богу неповрежденной.

 

Но это прекрасное, очаровательное Божье создание человек - теперь, то есть после грехопадения, испорчено. Грех разрезал на куски эту божественную любовь, соединявшую человека с Богом. Расторжение союза с Богом вызвало также ослабление связей внутри человеческого общества, ослабление любви к ближнему. Теперь - это сплошные несогласия, постоянные скандалы и раздражения из-за того, что себялюбие узурпировало престол человеческого сердца. Единство людей на земле нарушено: один человек отдаляется от другого, следуя своим собственным наклонностям и беспорядочным влечениям сердца, которые являются ядом вражды и семенем всякого раздора.

 

Если бы любовь к Богу и любовь к ближнему сохранили свое место на престоле человеческого сердца - существовало бы согласие и сотрудничество людей во всех[c. 10] их действиях, во славу Божью и на благо человечества. Но теперь воцарилось себялюбие, каждый живет сам для себя и старается, во что бы то ни стало, обратить любое стечение обстоятельств себе на пользу для воплощения в жизнь своих замыслов. Изначальные принципы любви могли бы направить течение жизни и поступков людей в океан Божьей славы и взаимного назидания, так что между ними не возникали бы разногласия и ссоры, так как течение жизни каждого человека имело бы общее направление и цель.

 

Но себялюбие человека повернуло все каналы его души в обратную от Бога сторону, направив их внутрь самого себя. В этом и проявляется ничтожная цель и устремленность, которые несет в себе себялюбие, чтобы, обратив на пользу себе каждое событие своей жизни, создать, в конечном счете, общее течение всех потоков жизни в свое собственное лоно, что, в результате, ведет к расстройству жизни человека. Именно такое состояние человека и является семенем, из которого произрастают всякое разделение и непонимание, существующие между людьми, когда каждый человек считает себя центром вселенной. Из такого состояния не может произойти ничего другого, кроме того, что во всех своих путях и замыслах люди будут противостоять и противодействовать друг другу.

А теперь, когда Господь Иисус Христос искупил духовно потерянного человека и восстановил руины его души, Он исправляет все то, что в нем нарушено; и, главным образом, он возрождает в нем эту фундаментальную заповедь нашего мироздания, заповедь любви, и вновь соединяет человека с Богом и другими людьми. Поэтому Христос - это наш мир; Он устранил семя раздора между Богом и человеком, а также между человеком и человеком.

 

Мир Божий во Христе и является темой божественного послания, которое написал возлюбленный апостол Иисуса Христа, исполненный Божьей любви: « ...всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал [c. 11] Бога, потому что Бог есть любовь. Любовь Божья к нам открылась в том, что Бог послал в мир единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь чрез Него. В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши. Возлюбленные! Если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга» (1 Ин. 4:7-11).

 

В этом и заключается сама суть Евангелия, - учения о любви Божьей к человеку и о любви, которую человек должен иметь к Богу и к тем, кто рожден от Бога. Первая любовь была явлена, а вторая - заповедана.

 

Таким образом, значительная часть Евангелия это ничто иное, как новый вариант или новое оглашение прежнего древнего фундаментального закона мироздания. В этом и заключается тот парадокс, о котором говорит апостол Иоанн: «Пишу вам не новую заповедь, но заповедь древнюю, которую вы имели от начала... Но притом и новую заповедь пишу вам, что есть истинно и в Нем и в вас: потому что тьма проходит и истинный свет уже светит» (1 Ин. 2:7-8).

 

Это не новая заповедь, но то изначальное повеление любить Бога и человека, которое является исполнением закона, и все же здесь добавлена к тому, что было прежде, новая обязанность человека. Связывающие Бога и человека узы, возникшие в результате акта творения, были великими; но узы, которые возникли в результате акта искупления, несравненно более великие. Бог дал человеку жизнь, и это достаточно много; когда же Бог во Христе становится подобным человеку, приняв ради человека образ раба, это неизмеримо больше. Быть ближним человеку – это уже достаточно для создания дружеских уз. Но новые и более прочно связывающие узы появляются у тех людей, которые были вместе в плену, являлись товарищами по несчастью, а затем стали сопричастниками одних и тех же милостей и благословений.

 

Взаимная любовь была отличительным признаком, присущим разумным созданиям в состоянии их невинности, то есть до грехопадения. Но теперь Иисус Христос [c. 12] придал ей новый оттенок и наделил ее новым значением, сделав взаимную любовь отличительной чертой и признаком Своих учеников: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35).

 

И потому, когда Христос излагает ученикам Свою последнюю волю, Он дает им такую заповедь-завещание как Своим детям и наследникам: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга» (Ин. 13:34). И она на самом деле новая! И хотя кажется, что новая заповедь внешне та же самая, Однако, раньше ведь никогда не было такого убедительного мотива, стимула и побуждения, чтобы исполнить ее. Послушайте: Бог так возлюбил меня, что пожертвовал Собою для меня; и я так возлюбил Бога, что отдал себя Ему; и это новое в старой заповеди больше всего того, что было прежде.

 

На этом чувстве любви Бог положил особую печать Своего превосходства, ибо Богу угодно было явить нам Самого Себя именно в таком качестве, как и написано: «Бог есть любовь» (1 Ин. 4:8). И Он предлагает Себя как пример для подражания: «Итак подражайте Богу, как чада возлюбленные, и живите в любви» (Еф. 5:1-2). Таким образом, этой великой добродетели и этому свойству нашего Отца Небесного мы должны подражать.

 

Бог имеет всеобщую любовь, которая простирается на все творение, откуда и проистекает полноводная река Его благодати, омывающая землю. Эта любовь подобна солнцу, передающему всей вселенной свой свет; и благословенное воздействие этой любви изливается без всякого лицеприятия и ограничения (см. Мт. 5:45). Однако, Его особая милость течет по более узкому каналу к тем, кого Он избрал во Христе.

 

Итак, в своей добродетели христианин должен быть подобен Отцу Небесному, и нет ничего другого, в чем он был бы более похожим на Него, как именно в этой своей способности жить по любви ко всем людям, даже к своим врагам. Ибо в этом Сам Бог дает нам пример, о чем говорят следующие слова Иисуса Христа: «А я говорю [c. 13] вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного; ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мт. 5:44-45).

 

Делать добро всем и быть готовым прощать всех – в этом и состоит слава Божья; и, конечно, слава Божьего дитяти состоит также в том, чтобы быть милостивым, как и Отец его милостив; быть благожелательным ко всем и добрым даже к неблагодарным. Все это означает быть совершенным, как и Отец наш совершенен, то есть, этим совершенством является любовь и милосердие ко всем.

Особенно сильный поток любви должен исходить из нашего сердца по отношению к своим по вере, то есть к тем, кто имеет одинаковое с нами духовное происхождение, принадлежит к той же самой духовной семье и исполнен той же самой любовью. Это тяготение к общению с подобными себе является признаком или, образно говоря, отличительным облачением Его учеников. Эти два проявления любви в христианине (то есть любви ко всем людям и любви к своим по вере) являются ничем иным, как отражением Божьей любви ко всем людям, то есть потоками благодати, из нее исходящими.

 

Христианин, который живет в любви ко всем людям, который благословляет своих врагов и молится о них, который не оскорбляет и не проклинает в ответ на проклятия и оскорбления в свой адрес, но, наоборот, благословляет проклинающих его, и молится за обижающих его, который прощает всех согрешивших против него и готов отозваться на нужду каждого человека, который особенным образом направляет всю силу своей любви и духовной радости, чтобы даровать эту любовь и радость Божьим людям, - такой человек вызывает одобрение и благоволение у Бога. Он является, если можно так сказать, копией, или отображением, своего Небесного Отца. Он - причастник Божеского естества и царственного духа любви (2 Пет. 1:4). «Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче [c. 14] своим по вере» (Гал. 6:10); «А вас Господь да исполнит и преисполнит любовью друг ко другу и ко всем, какою мы исполнены к вам, чтобы утвердить сердца ваши непорочными во святыне пред Богом и Отцом нашим в пришествие Господа нашего Иисуса Христа со всеми святыми Его» (1 Фес. 31:12-13).

 

Наш Господь Иисус Христос предсказывал, что при наступлении последних дней «во многих охладеет любовь» (Мт. 24:12). Поистине, такое охлаждение является симптомом упадка и угасания христианства, упадка церкви. Любовь - это жизненная сила христианина, которая является источником всех его побуждений и всех живых дел, которые он совершает. И когда у христианина есть недостаток любви, - наступает запустение его души, ибо недостаток любви является таким всеобъемлющим грехом, что его одного достаточно, чтобы для христианина наступило злое время.

Кроме того, охлаждение любви является подтверждением и доказательством, равно как корнем и источником умножения беззакония, потому что потеря любви – это заразная духовная болезнь настоящего времени: любовь охладела, плотские страсти разогреваются, и отсюда проистекают все неустройства, смуты, ссоры, войны и разделения, которые едва не привели церковь Божью к духовной смерти. Поэтому помните о том, что сказал апостол, - и я считаю это очень актуальным сейчас: «Будем внимательны друг ко другу, поощряя к любви и добрым делам» (Евр. 10:24). Помните также о том, что по причине охлаждения любви Христос предъявил серьезное обвинение ангелу ефесской церкви: «Имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою» (Отк. 2:4).

Поэтому далее я покажу превосходство и необходимость любви как проявления Божьей благодати, чтобы нам исполнить совет апостола Иоанна: «Вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься» (Отк. 2:5).[c. 15].



Обновлен 22 мая 2018. Создан 07 сен 2017