Пуританская библиотека

Томас Брукс. Как я могу хранить мир, если мои бедствия и скорби продолжаются уже очень долго? (отрывок из книги "The Mute Christian Under the Smarting Rod", 1659)




Текст воспроизведен по изданию: Томас Брукс. Немой христианин под наказующим жезлом, или Божественный бальзам для безмолвной жизни. Пер. с англ. – Одесса: Издательство «Тюльпан» ТМ, ЕРПЦО, 2015, с. 117-137.



 

 

Возражение 3.


Но мои бедствия, мои скорби так ДОЛГО  тяготели надо мной! Как же мне хранить мир? Если бы они обрушились на меня вчера, я хранил бы молчание; но они продолжаются уже очень долго; поэтому как я могу быть безмолвным?

 

На это я отвечаю так.


Во-первых, вы не можете утверждать, что ваши бедствия начались с первого дня вашего осквернения. Вы были осквернены от чрева, но вы не терпели скорби от чрева, Псалом 50:7. Прошли многие дни и годы с тех пор, как вы родились во грехе, но [c. 117] немногие дни и годы вы претерпевали скорбь. Вы не можете с легкостью исчислить дни своих согрешений, но вы можете легко исчислить дни своих страданий. Вы не можете исчислить дни своей милости, но вы можете легко исчислить дни своего бедствия. Вы не можете исчислить дни своего здравия, но вы можете легко сосчитать дни своей болезни.

 

Во-вторых, ваши бедствия не столь продолжительны, как бедствия других святых. Сравните свои зимние ночи и зимние ночи других святых, ваши бури и скорби и бури и скорби других святых, ваши потери и потери других святых, ваши несчастья и несчастья других святых. Ваши бедствия всего лишь мгновение - они всего лишь вчерашний день в сравнении с бедствиями других святых, вся жизнь которых слагалась из печалей и страданий, как и жизнь Христа. Жизнь многих людей была всего лишь затянувшимся умиранием, Иов 21:25: «А другой умирает с душею огорченною, не вкусив добра».

 

Есть те, которые за всю жизнь не видели ни одного хорошего дня, - у таковых нет ни дня покоя, ибо все дни их проходят в скорби, ни дня здоровья, ибо все дни их проходят в болезни, ни дня радости, ибо все дни их проходят в печали, ни дня силы, ибо все дни их проходят в немощи, ни дня чести, ибо все дни их проходят в поношении. Вся жизнь таких людей - это долгая зимняя ночь, и каждый день таковые пьют желчь и полынь, ложатся воздыхая, встают стеная, проводят все свои дни в сетовании, говоря: «Нет такого горя, как наше горе, нет таких страданий, как наши страдания!» Есть те, у кого на глазах всегда слезы и печаль в сердце, те, на спины которых постоянно обрушиваются жезлы и которые постоянно несут тяжкие кресты, но не так обстоит дело с вами! Поэтому будьте безмолвны.

 

В-третьих, чем дольше продолжалось ваше бедствие, тем сладостнее для вас будут небеса, когда вы наконец обретете их. Израильтяне долго пребывали в пустыне, - и тем сладостнее был для них Ханаан, когда они наконец обрели его; чем дольше буря, тем сладостнее тишь; чем дольше зимние ночи, тем приятнее летние дни. Долгие бедствия соделают славу небес еще более дивной и желанной. Гавань сладостна и желанна для тех, кто долго был бросаем бурями на морях; такими будут небеса для тех, кто долго пребывал в море скорби. Новое вино Царства Христова сладостнее [c. 118] всего для тех, которые долго пили желчь и уксус, Луки 22:18. Венец славы будет отраднее всего обрести тем, кто долго боролся с миром, плотью и дьяволом. Чем дольше наше странствие, тем сладостнее будет наш конец; и чем дольше наш путь, тем сладостнее будет нам наша гавань. Чем выше гора, тем больше радости мы испытаем, когда взойдем на вершину ее. Чем дольше наследник ожидает своего наследства, тем больше радости он испытает, когда обретет оное.

 

В-четвертых, ваши страдания не продолжительны, а кратковременны в сравнении с той вечностью славы, которая сберегается для святых, 2 Кор. 4:16-18. Если вы обратитесь к словам Писания, то увидите, что в нем слову «страдание» противопоставляется слово «слава», выражению «легкое страдание» - фраза «безмерный преизбыток вечной славы», - словосочетанию «кратковременное страдание» - «вечная слава». Скоро придет конец вашей печали, но вашему счастью не будет конца. Скоро будет конец вашего бедствия и горя, но никогда не будет конца вашего счастья и славы. Царства мира сего не будут существовать до скончания века, тем более они не вечны; все они когда-нибудь прекратят существование, но Царство Небесное – вечное царство, и ему не будет конца.

 

Семью разными венцами увенчивали победителей в Риме, но все они были тленными и увядающими; венец же славы, который Бог, в конечном итоге, возложит на головы Своих святых, пребудет, доколе пребывает Сам Бог. Какой человек, взирая на вечные обители, пребывающие на небесах, и созерцая вечные радости, что в деснице Божьей, может сказать, что его бедствие длится долго? Что ж, христианин, пусть твое бедствие очень долгое, однако же один час пребывания у ног Христа заставит тебя позабыть и продолжительность и жестокость всех твоих бедствий!

 

В-пятых, чем дольше вы терпите страдание, тем более вы обогащаетесь духовными переживаниями. 2 Кор. 1:5 - «Ибо по мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше». Чем ниже опускается уровень воды при отливе, тем выше он поднимается при приливе; чем больше труда, тем больше прибыли; чем больше страданий, тем больше утешений; чем ниже мы низвергнуты, тем выше мы будем вознесены. Из всех христиан никто столь не богат духовными [c. 119] переживаниями, как те, которые пребывали долго в школе бедствия. О, какие удивительные истории таковые могут рассказать о силе Божьей, поддерживающей их, о Божьей премудрости, направляющей их, о милости Бога, утешающего их, о присутствии Бога, помогающего им. Побывав в огненной печи бедствия, они могут показать вам вынесенные оттуда драгоценности, которые Бог дал им в знак любви, Его письма, проникнутые любовью к ним, и другие щедрые и утешительные Его дары. Долгие бедствия помогли обличить и умертвить многие грехи. Благодаря долгим бедствиям были предотвращены и побеждены многие искушения. Вы сможете исчислить звезды небесные и песок морской тогда, когда исчислите небесные переживания христиан, которые долго пребывали в бедствиях. Сердце страждущего христианина наполнено духовными сокровищами. Он может быть нищим в мире сем, но он богат верой и духовными переживаниями, Иакова 2:5, и что все богатство мира сего в сравнении с духовными переживаниями? Одно духовное переживание имеет большую ценность, чем весь мир сей, и в этом убедится всякий человек, когда окажется на смертном одре и когда предстанет пред Богом на суде. Люди мира сего в глубоком безмолвии и смирении духа претерпят многое, будут страдать Много и страдать долго, когда осознают, что их страдания - умножение их прибытков; и разве может природа сделать больше, чем благодать? Все творения природного мира единодушно возвышают глас: «Кто покажет нам благо?», Псалом 4:7; мы помышляем о том, как бы нам стать великими, как нам возвыситься, как стать богатыми в мире сем, мы готовы терпеть страдания, и терпеть их долго, - только бы прибавлять дом к дому, поле к полю, суму к суме и землю к земле, Ис. 5:8. Насколько же более терпеливыми должны быть христиане, сколь строго они должны хранить безмолвие и спокойствие во всех бедствиях, - хотя эти бедствия никогда не бывают столь долгими, - ведь, поступая так, они прибавляют драгоценности к венцу христианина; они умножают свои духовные переживания. Христианин, долго страдавший, может похвалиться тем, что предприятие, которое он вел на земле, - благороднейшее и успешнейшее; и в день, когда нужно будет дать отчет, таковой будет сочтен богатейшим человеком.

 

В-шестых, долгие бедствия иногда служат просто приготовлениями к обретению вечных милостей. Тринадцать лет‚ которые Иосиф провел в темнице, были всего лишь подготовкой [c. 120] к восьмидесяти годам его правления; семь лет изгнания Давида были всего лишь подготовкой к сорока годам царствования в великой чести и славе; долгие бедствия Иова были всего лишь подготовкой к обретению неизменных милостей, как о том свидетельствует конец земной жизни Иова; и те печальные и тяжкие испытания, которым подвергались иудеи уже более тысячи шестисот лет, призваны подготовить их к обретению тех неизреченных милостей и той бесконечной славы, которыми, надо полагать, Бог в последние дни увенчает их. «Бедная, бросаемая бурею, безутешная! Вот, Я положу камни твои на рубине и сделаю основание твое из сапфиров; и сделаю окна твои из рубинов и ворота твои - из жемчужин, и всю ограду твою - из драгоценных камней. И все сыновья твои будут научены Господом, и великий мир будет у сыновей твоих. Ты утвердишься правдою, будешь далека от угнетения, ибо тебе бояться нечего, и от ужаса, ибо он не приблизится к тебе», Исаия 54:11-14.

 

Хотя иудеи долго терпели страдания и были со всех сторон притесняемы, в конечном итоге, они будут поставлены на славные основания; Бог не только извлечет их из бедственного состояния, в котором они ныне пребывают, но и возведет их на невиданные высоты величия и славы; они весьма прославятся и затмят сиянием духовных совершенств и добродетелей весь мир сей, Исаия 60:14, 15: «И придут к тебе с покорностью сыновья угнетавших тебя, и падут к стопам ног твоих все, презиравшие тебя, и назовут тебя городом Господа, Сионом Святого Израилева. Вместо того, что ты был оставлен и ненавидим, так что никто не проходил чрез тебя, Я соделаю тебя величием навеки, радостью в роды родов».

 

О христиане! Не сетуйте и не ропщите в своих долгих бедствиях, ибо вы не знаете, что этими долгими бедствиями Бог может готовить вас к обретению таких милостей и благословений, которые никогда не престанут.

 

Нередко бывает так, что долгими бедствиями Бог готовит Своих людей к обретению земных, духовных и вечных милостей. Если Бог долгими бедствиями соделывает больше места в вашей душе для Себя, Своего Сына, Своего Духа, Своего Слова; если долгими бедствиями Он распинает ваше сердце больше для мира сего и для ваших земных привязанностей, и соделывает душу [c. 121] вашу более восприимчивой к небесным радостям, - то есть ли у вас какая-либо причина роптать? Конечно нет!

 

В-седьмых, чем дольше святой терпит страдание на земле, тем большей славой он будет сиять на небесах. Чем больше бедствий здесь, тем больше славы в грядущем. Эту истину можно раскрыть следующим образом.

 

1) Чем более страждут облагодатствованные души, тем более проявляются в них и умножаются дарованные им благодатные силы, Евр. 12:10, Рим. 5:3-5.

 

Далее, чем больше благодати здесь, тем больше славы в грядущем; чем более святой возрос в благодати, тем более он будет сиять в славе. Благодать отличается от славы только в именовании: благодать - это слава только в зародыше, а слава – это благодать, открывшаяся в полноте. Слава есть не что иное как совершенство благодати. Небесное блаженство есть не что иное как совершенство святости. Благодать есть слава в зародыше, а слава - благодать, открывшаяся в полноте. Благодать - это слава воинствующая, а слава - это благодать торжествующая. Благодать и слава разнятся в мере, а не в сущности.

 

Далее, вполне очевидно, что чем более облагодатствованные души страждут, тем более проявляются их благодатные силы; и чем более благодать проявляется, тем более она умножается, как уже было показано здесь выше.

 

2) Чем дольше облагодатствованная душа терпит страдание, тем более умножаются ее духовные обязанности. Псалом 109:4: «За любовь мою они враждуют на меня, а я молюсь» или, как сказано в еврейском тексте: «Но я - молитва», или «человек молитвы». Во времена бедствий христианин буквально превращается в молитву; ни в какие иные времена он не становится таким сильным мужем молитвы, человеком, так преданным молитве, как во времена бедствия. Ни в какие иные времена христианин столь постоянно, столь пылко, столь ревностно не исполняет дело Божье, как тогда, когда он терпит страдание. «Господи! в бедствии он искал Тебя; изливал тихие моления, когда наказание Твое постигало его».

 

Далее, в такие времена христиане не просто молятся, - они изливают пред Богом молитвы свои. Когда жезл Божий поражает их, они со всяким постоянством, дерзновением и ревностью пребывают в молитвах и молениях. Смотрите: подобно тому как люди не жалея льют воду для угашения пожара, они не сдержи [c. 122] вая себя изливают свои молитвы пред Господом. И, как, вследствие бедствия, человек полностью посвящает себя молитве, так он, соответственно, полностью посвящает себя и другим духовным обязанностям.

 

Далее, бесспорно, что, хотя Бог не вознаградит человека за его дела, тем не менее Он вознаградит всякого человека сообразно с делами его, 1 Кор. 15:58: «Итак, братия мои возлюбленные, будьте тверды, непоколебимы, всегда преуспевайте в деле Господнем, зная, что труд ваш не тщетен пред Господом». 2 Кор. 9:6: «При сем скажу: кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет», или, кто сеет в благословениях, должен пожинать в благословениях, как сказано в оригинале.

 

Кальвин проницательно пишет о том, как Бог вознаградил рехавитов за послушание, Иер. 35:19. Бог, - говорит он, ‚- часто воздает в том, что касается теней будущих благ и предызображениях грядущих совершенств, дабы показать, сколь благоугодно Ему воздавать щедрыми наградами, каковые Он сберегает для истинно и искренне богобоязненных людей.

 

Далее, если, чем дольше христианин терпит страдание, тем более умножаются его духовные обязанности, а чем более они умножаются, тем более, в конечном итоге, умножится его слава, - значит, чем дольше святой терпит страдание на земле, тем больше славы он обретет, когда окажется на небесах.

 

3) Чем дольше всякий святой терпит страдание, тем более он будет преображен по образу и подобию Христа. Один из величайших замыслов Бога и одна из главнейших целей Его, коими объясняется то, что Он наказывает Своих людей, состоит в том, чтобы более уподобить их Своему Сыну; и Бог не забудет о Своем замысле и о Своей цели. Люди часто забывают о своих замыслах и целях, но Бог никогда не забудет Своего замысла и Своей цели; и опыт свидетельствует нам о том, что Бог каждый день, посредством бедствий, совершает Свой замысел относительно Своих людей. Чем дольше они терпят бедствие, тем больше они уподобляются Христу в кротости, смирении, духовности, небесной чистоте, вере, любви, самоотречении, сочувствии, сострадании, и т. д. Разумеется, чем более они уподобляются Христу, тем более они ощущают себя любимыми Христом. Чем более христианин уподобляется Христу, тем более он угоден Христу; и чем более душа уподобится Христу на земле, тем ближе она будет ко Христу на небесах. Ничто так не способствует уподоблению человека [c.123] Христу, как бедствия. Многие хотели бы носить венец вместе со Христом, но не многие хотят нести крест вместе со Христом.

 

В-восьмых, нетерпение только удлиняет день печалей. Каждый нетерпеливый поступок только прибавляет одно новое звено к цепи; всякое проявление упрямства только прибавляет еще один удар плетью к тем, которые были уже нанесены; каждая новая жалоба только прибавляет новое поражение к тем, что уже были нанесены, и только усугубляет боль страдания; каждое новое слово, произнесенное с раздражением, только прибавляет бремя к бремени и усиливает бушующую бурю. Чтобы долгие бедствия стали еще более долгими, достаточно просто негодовать, раздражаться и роптать. Если вы хотите, чтобы ваши долгие бедствия закончились, пребывайте в безмолвии и будьте немы в них.

 

В-девятых, время, избранное Богом, - наилучшее время; именно в такое время Его милость ближе всего к нам. Спасение рядом, избавление близко, когда сердце человека приведено в такое состояние, в котором оно искренне желает, чтобы Бог явил Свою милость и подал избавление в угодное Ему время, Деяния 27:13-44.  Время, избранное врачом, - наилучшее время для того, чтобы пациент получил облегчение. Нетерпеливый пациент умоляет врача: О сэр, сделайте что-нибудь, чтобы мне стало хоть чуть-чуть легче! О какая ужасная боль, просто настоящая пытка! О сэр, каждый час для меня как два часа, а каждые два часа – как десять, - о, как я жду утешения, как нуждаюсь в облегчении моих мук! Но благоразумный врач переворачивает песочные часы, твердо зная, что лекарство должно действовать не скорее и не медленнее, а ровно столько, сколько ему предназначено, - что бы ни вытворял больной, как бы ни раздражался, ни кричал и ни плакал.

 

Итак, когда мы находимся в бедствиях, мы часто вопрошаем: доколе, Господи, мне страдать? Когда наступит облегчение, когда придет избавление? О пытки, о муки, которые мы терпим! Господи, даруй хоть малое облегчение! О, какие долгие эти ночи! О, сколь утомительны эти дни! Но Бог перевернул песочные часы, и Он не станет внимать нашим воплям до тех пор, пока не истечет время назначенного Им испытания. Истощив свой гнев и накричавшись вдоволь, мы должны будем ожидать назначенного Им [c. 124] времени, ибо Он знает лучше, когда и как избавить нас от всех наших скорбей, - и кто осмелится торопить Бога, после того как упадет последняя песчинка часов, перевернутых Им?

 

Наконец, в-десятых, бедствия не будут длиться дольше, чем необходимо, и кроме того, они послужат вам во благо. С душами обстоит дело так же, как и с телами: тела некоторых людей излечиваются скорее и легче, чем тела других, и души некоторых также. Бог не оставит пластырь ни на один час, ни на один миг дольше, чем необходимо. Иная плоть исцеляется скоро; гордая плоть исцеляется долго. Посредством бедствий Бог скоро исцеляет некоторых, но другие исцеляются долго - 1 Пет. 1:6: «поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений», или из-за различных бедствий. Время не будет лежать на вас дольше, чем необходимо; ваша боль не будет длиться дольше, чем необходимо; ваша болезнь не будет продолжаться дольше, чем необходимо, и т. д. Ваш небесный Отец - врач, столь же мудрый, как и любящий. Когда ваше сердце начинает возноситься, Бог видит, что есть необходимость в том, чтобы некое тяжкое бедствие смирило его; когда ваше сердце охладевает, Он видит, что есть необходимость в том, чтобы, вследствие некоего огненного бедствия, оно стало горячее; когда ваше сердце унывает и омертвевает, Он видит, что есть необходимость в том, чтобы некое внезапное бедствие пробудило и оживило его. А поскольку ваши бедствия не будут продолжаться дольше, чем необходимо, они будут длиться только до тех пор, пока не принесут вам блага. И если они несут вам благо, а не только скорбь, то у вас нет никакой причины жаловаться, что ваши бедствия длятся долго. То, что бедствия несут с собой нам благо, я обстоятельно показал выше. Таким образом, мы ответили на третье возражение.

 

Возражение 4.

 

Я был бы нем и безгласен в своих бедствиях, но мои бедствия каждый день умножаются и все более тяготеют надо мной; как волны морские, они накатываются одна на другую. Как же мне хранить мир? Как я могу положить руку свою на уста свои, когда печали моего сердца ежедневно умножаются?

 

На это я отвечаю так.

 

Во-первых‚ ваши бедствия не столь многочисленны, как ваши грехи, Псалом 50:4. Ваши грехи как звезды небесные и как [c. 125] песчинки на дне морском, которые не могут быть исчислены. Ни один христианин не может исчислить:

1) своих грехов;

2) божественных милостей;

З) радостей и блаженств, которые в деснице Христовой.

 

Но всякий христианин, столь бы слаб он ни был в арифметике, скоро сосчитает свои скорби и бедствия в мире сем. Твои грехи, о христианин, подобны сирийцам, которые заполонили землю, а твои бедствия подобны двум небольшим стадам коз, которые паслись перед ними, 3 Царств 20:27; поэтому пребывай в безмолвии пред Богом.

 

Во-вторых, если не будут немы и не станут хранить безмолвие в своих бедствиях те, чьи бедствия только усиливаются и умножаются, то не найдется вообще ни одного человека в мире, который будет нем и безмолвен в своих бедствиях, - ибо, конечно же, нет таких людей, которые не замечали бы, что воды бедствия каждый день все прибывают и грозят поглотить их. Если это не так, то что означает блеяние овец и мычание волов? 1 Цар. 15:14 (Ср. далее 1 Цар. 15:15, «И сказал Саул: привели их от Амалика, так как народ пощадил лучших из овец и волов для жертвоприношения Господу Богу твоему; прочее же мы истребили». Саул не исполнил в точности повеления Господа, зачто Самуил произнес на него суд и предрек его падение. Здесь «блеяние овец и мычание коров» - свидетельство происшедшего. Судя по всему, автор уподобляет этот образ тому, что происходит в жизни христиан. свидетельства умножающихся и усиливающихся бедствий в их жизни столь же явны, как «блеяние овец и мычание волов» в случае с Саулом. - Прим. перев.). Как следует понимать вседневные воздыхания, стенания и жалобы христиан, если их скорби, как воды в храме Иезекииля, не прибывают и не грозят поглотить их? Иез. 47:1, 20. Каждый день приносит нам вести о новых трудностях, новых скорбях, новых крестах, новых потерях, новых испытаниях и т. д.

 

В-третьих, ваши бедствия не столь многочисленны, сколь могли бы быть, если бы Бог того возжелал. Бог мог бы столь же легко навести на вас десять бедствий, как и два, сто бедствий, как и десять, и тысячу бедствий, как и сто. Ваших бедствий могло бы быть так много, и, однако же, их не так много, как могло бы быть, если бы Бог вспомнил обо всех ваших грехах и ваших отступлениях или возжелал поступить с вами по всей строгости Своего правосудия. Невозможно сравнить те бедствия, которые Бог на-[c. 126]вел на вас, и те, которые Он мог бы навести на вас. Вы не несете ни одного бремени из тех тысяч, которые Бог мог бы возложить на вас, но не возложил; и потому пребывайте в безмолвии пред Господом.

 

В-четвертых, ваши бедствия не столь многочисленны, как ваши милости, да что там, - о них вообще не подобает упоминать в день, в который вы говорите о своих милостях. Что ваши кресты в сравнении с вашими утешениями, ваши несчастья в сравнении с вашими милостями, ваши дни болезни в сравнении с вашими днями здравия, ваши дни немощи в сравнении с вашими днями силы, ваши дни скудости в сравнении с вашими днями изобилия? И именно об этом мудрец призывает нас серьезно задуматься - Еккл. 7:14: «Во дни несчастья размышляй» - но о чем мы должны размышлять? - о том, что «то и другое соделал Бог». Как Бог противопоставил зиму и лето, ночь и день, хорошую погоду и плохую, так и мы - противопоставим милости, каковые нам дарованы в настоящем, скорбям, которые мы терпим ныне, и тогда мы вскоре уразумеем, что милостей наших больше, нежели наших скорбей, что они существенно перевешивают наши нынешние бедствия. Потому будем хранить безмолвие, положим руки наши на уста наши.

 

В-пятых, если вы справедливо и беспристрастно рассудите, то вам станет ясно, что ваши бедствия не такие многочисленные, как бедствия, которые постигали других святых. Рассуждали ли вы о бедствиях, которые постигали Авраама, Иакова, Иосифа, Иова, Асафа, Емана, пророков и апостолов? Если рассуждали, то непременно признаете, что ваши бедствия не бедствия вовсе в сравнении с теми, что постигали их. Их жизнь, в отличие от вашей, была полна печалей и страданий, поэтому смиритесь пред Богом и пребывайте в безмолвии. Если вы подумаете о своих близких, своих друзьях, своих соседях, то вполне сможете заключить, что бедствия, которые постигают многих из них, числом и тяжестью действительно весьма перевешивают ваши бедствия; поэтому будьте безмолвны, не ропщите, храните мир.

 

В-шестых, вас постигло не столь много бедствий, сколе много их пало на нашего Господа Иисуса: вся Его жизнь, от колыбели до креста, была не чем иным как жизнью, исполненной cтраданиями [c. 127]. Осорий , повествуя о страданиях Христа, говорит, что из-за тернового венца на Его голове образовалось семьдесят две раны. Многие бедствия пали на Христа, когда Он пребывал в мире сем. Тот, кто прочитает Новый Завет, не может не узнать об этом. Христос именуется «мужем скорбей», ибо вся Его жизнь была полна печалей. Когда Ему было всего лишь немногим более тридцати лет‚ иудеи рассудили, что Ему было около пятидесяти лет, - ибо Он был чрезвычайно изнурен из-за печалей, страданий, скорбей, вражды и гонений, которые вынужден был терпеть, Иоанна 8:57. Человеку стоило бы сравнить число близких своих друзей с числом звезд небесных, - тогда бы он уразумел, что его бедствия в сравнении с бедствиями Христа. 

 

В-седьмых, сетование и ропот только умножают бедствия. Когда ребенок пребывает под наказующей розгой, его крики и недовольство только добавляют удар к удару, только усиливает наказание. Но об этом было уже достаточно сказано.

 

Наконец, в-восьмых, хотя бедствия многочисленная, их все же не так много, как радостей, удовольствий и блаженств, которые в деснице Христовой. Небесные радости бесподобны и бесконечны, и они поистине бесчисленны.

 

Августин, говоря о небесах, утверждает, что то, о чем мы в состоянии рассуждать, - всего лишь капля в море и малая искра в большой печи. Блага жизни вечной столь многочисленны, что им просто нет числа; столь велики, что превышают меру; столь драгоценны, что превыше всяких оценок. Говоря о совершенствах Христа и блаженствах небес, невозможно допустить преувеличения. За каждое бедствие много тысяч радостей и восторгов будут окружать святых в прославленном состоянии. Какой будет эта жизнь, а точнее - какой не будет эта жизнь, - говорит некто, рассуждая о небесах, - ибо всякое благо будет в той жизни! Там будут звучать голоса и музыка, которые не сможет унести время; там будут благоухать ароматы, которые никогда не рассеются; там будут подаваться яства, которые никогда не кончатся. Это - благословение, которое дарует вечность, но сама вечность не будет иметь конца. Сказанного достаточно, чтобы ответить на четвертое возражение. [c.128]

 

Возражение 5.

 

Мои бедствия весьма велики, - как же мне хранить мир? Хотя бедствия мои многочисленны, если бы они не были столь велики, то я был бы нем, - но они весьма велики. О, как же я могу пребывать в безмолвии в бедствиях своих? Как же я могу теперь положить руку свою на уста свои?

 

На это я отвечаю так.

 

Во-первых, хотя ваши бедствия велики, они все же не столь велики, как ваши грехи, как вы сами можете о том рассудить; поэтому пребывайте в безмолвии пред Богом - Ездра 9:13: «И после всего, постигшего нас за худые дела наши и за великую вину нашу, - ибо Ты, Боже наш, пощадил нас не по мере беззакония нашего и дал нам такое избавление». У того, кто ощущает, что тяжко согрешил, и сознает свою вину, есть причина пребывать в безмолвии в величайших страданиях. Никогда не сетуйте на то, что ваши бедствия велики, пока не сможете сказать, что ваши грехи не велики. То, что великие бедствия должны постигнуть человека за великие грехи, есть всего лишь отражение правосудия; поэтому пребывайте в спокойствии. Ваши грехи подобны большим скалам и могущественным горам, но ваши бедствия не столь велики; поэтому положите руку свою на уста свои. Память о великих грехах должна охладить и утешить дух человека в величайших его скорбях; и если сознание ваших великих грехов не заставит вас сомкнуть уста и не побудит ваше сердце умолкнуть, я не знаю, что вынудит вас к тому.

 

Во-вторых, вы сможете понять, что ваши бедствия не столь велики, если рассмотрите их в свете Священного Писания, 1 Петра 5:10. Плотский разум часто делает из кротовины гору и превращает царапину на руке в удар ножом в сердце; мы делаем из мухи слона и из пигмеев - гигантов. Плотский разум часто видит скорби в ложном свете. Есть такие линзы, в которых большие предметы будут видеться маленькими; есть и другие, которые превращают маленькие предметы в большие. Вполне может быть, что вы видите свои бедствия в искаженном свете, Ис. 54:7, 8. Рассматривайте свои бедствия в свете Слова Божьего; размышляйте о них, будучи умудрены истинами Священного Писания, - и тогда они не будут казаться вам великими. Тот, кто будет взирать на свои бедствия в свете Евангелия, будет в состоянии сказать: «Тяжкие бедствия легки, долгие бедствия коротки, [c. 129] горькие бедствия сладостны, а великие бедствия малы». Благо судить о своих бедствиях, руководствуясь светом Евангелия и властью Евангелия. «Посему мы не унываем; но если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется. Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу, когда мы смотрим не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно». 2 Коринфянам 4:16-18.

 

Артемон, механик, боялся собственной тени (Артемон Перифорет. О нем писал Гераклид понтийский, древнегреческий философ и ученый. - Прим. перев.). Люди, которые не рассматривают свои бедствия в свете Священного Писания, будут бояться даже тени скорби, - они будут вопиять: «Нет такого бедствия, как наше бедствие, нет такого бремени, как наше бремя, нет такого креста, как наш крест, нет такой утраты, как наша утрата!» Но один лишь взгляд на скорби их в свете Евангелия заставил бы их переменить мысли свои. Лев не всегда столь велик и ужасен, как его рисуют; и наши скорби не всегда столь велики, как нам представляется. Когда не стало воды в мехе  Агари, она села и заплакала, словно пришел конец жизни ее, Быт. 21:17-19; ее пища, ее терпение, ее вода и ее надежда иссякли. Но ее бедствие не было столь велико, как она полагала, поскольку вблизи от нее был источник воды, хотя некоторое время она не видела его. Очень многие христиане, видя пустой мех, бедствие, бремя, которое в настоящее время тяготеет над ними, плачут, сокрушаются, сетуют, жалуются, ропщут, - словно пришел конец их жизни! Однако же источник воды, источник утешения, источник успокоения, источник избавления рядом, - и их дело вовсе не безнадежно, вовсе не столь печально, как им кажется.

 

В-третьих, чем больше ваши бедствия, тем ближе к вам избавление. Когда воды бедствия поднимаются высоко, тогда спасение сходит на крыльях; когда ваши скорби весьма велики, тогда милость поспешит к вам, дабы избавить вас. Втор. 32:36: «Но Господь будет судить народ Свой и над рабами Своими умилосердится, когда Он увидит, что рука их ослабела». Израиль в древности и Англия в позднейшие годы не раз познавали на опыте эту истину. Вино готово было появиться в водоносах, когда их наполнили водой до краев, Иоанна 2:1-11; подобным образом, милость спешит к нам, избавление приближается, когда наши бедствия свирепствуют сильнее всего. Когда жизнь хрис-[c.130] тианина преисполнена скорбей, тогда ему предлагается вино утешения; посему храните мир, не ропщите, но пребывайте в безмолвии пред Богом.

 

В-четвертых, ваши бедствия не велики в сравнении со славой, которой надлежит открыться, 2 Кор. 4:16-18 - Рим. 8:18: «Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас». Апостол, поведав о своих злоключениях в мире сем, утверждает, что все страдания, узы, скорби, испытания и мучения, с которыми верующие сталкиваются в мире сем, ничего не стоят в сравнении со славой небес. Окружность земного шара, как подсчитано математиками, простирается на много тысяч миль, но это ничто в сравнении с величием круга небес; подобным образом, скорби, бедствия и печали этой жизни в сравнении с вечным счастьем и блаженством суть совершенное ничто; они всего лишь головка булавки в сравнении со звездными небесами.

 

Те, кто слышал о величии и славе небес, не знают и четверти того, что найдут там святые; слава небес непостижима и невыразима! Августин сообщает о том, что в тот самый день, в который умер Иероним, сам он находился в своей комнате и собирался написать нечто о славе небес Иерониму. Вдруг он увидел, что в его комнату прорывается свет, а затем сладостнее благоухание наполняет комнату. И тогда, как ему показалось, он услышал глас, глаголющий к нему: о Августин, что ты делаешь? Ты думаешь, что тебе удастся уместить море в небольшой сосуд? Когда небеса прекратят свое непрерывное движение, тогда ты сможешь уразуметь, что есть слава небес, - тогда, и не ранее!

 

Никифор (Никифор Каллист Ксанфопул (умер около 1350 г.) - византийский церковный историк, монах, автор «Церковной истории» в 18 книгах.  - Прим. перев.) рассказывает о некоем Авгаре, великом человеке, который много слышал о славе Христа и о чудесах, которые [c. 131] Он творил. Авгарь (или Абгар V - царь Осроены в Малой Азии, правил с 4 г. до н.э. по 7 г. н. э. и в период 13-50 гг. н.э. Абгару V приписывается апокрифическая переписка с Иисусом Христом. - Прим. перев.) послал ко Христу некоего живописца, дабы написать Его портрет. Но живописец, когда пришел ко Христу, не смог этого сделать по причине сияния и божественной славы, исходивших от лика Христова. Таковы великолепие, свет, слава, счастье и блаженство, которые сберегаются для святых на небесах, - и если бы обладал я способностью говорить всеми наречиями человеческими и всеми языками ангельскими, я все равно не был бы в состоянии постичь и описать это видение славы! Поспешим же туда, дабы нам ощущать и знать то, что мы никогда не сможем выразить в полноте!

 

В-пятых, ваши бедствия не велики в сравнении с бедствиями и мучениями многих из проклятых, которые, будучи в мире сем, не грешили так много, как это делаете ныне вы! Несомненно, ныне в аду пребывает много людей, которые не грешили против столь яркого света истины, как вы, против такой дивной Любви, как вы, против таких щедрых даров благодати, как вы, против такой драгоценной милости, как вы, и против таких благотворных целебных средств, как вы. Конечно, многие, кто ныне корчится от мук и вопиет в огне неугасимом, не грешили против таких сильных обличений совести, как вы, против таких убедительных вразумлений Духа, как вы, против таких щедрых даров милосердия и преизобильных явлений благодати, как вы, против таких сладостных уговоров и неумолчных молений истекающего кровью, умирающего Спасителя, как вы. Посему пребывайте в безмолвии пред Богом. Что ваши бедствия, ваши мучения в сравнении с мучениями проклятых, - мучения которых бесчисленны, безмерны, неизлечимы и бесконечны! Их муки ни на мгновение не утихают; у них плач подается на первое, скрежет зубовный на второе, червь, лакомящийся плотью, на третье и невыносимая боль на четвертое! И все же телесная боль - боль внешняя; само сердце скорби и боли - горе и боль душевная. Вечное отчуждение и отлучение от Бога подаются проклятым на пятое!

 

О христианин! Как ты, даже терпя величайшие страдания можешь серьезно рассуждать об этих вещах и не полагать при этом руку на уста свои? Твои грехи намного более тяжкие, чем многие из грехов тех, кто пребывает ныне в аду, и твои «великие» бедствия - всего лишь мелкая неприятность в сравнении с их бедствиями! Поэтому перестань роптать и будь безмолвен пред Богом![c. 132]

 

Наконец, в-шестых, если ваши бедствия столь велики, тогда каким безумием, каким безрассудством для вас было бы усугублять их своим ропотом! Всякое проявление ропота будет только добавлять тяжесть к тяжести и бремя к бремени. Израильтяне в великих бедствиях роптали, и их ропот обернулся для них погибелью, как явствует из Книги Чисел 14. Ропот приведет к тому, что Бог раскалит в семь раз более и без того горячую печь; посему пребывайте в безмолвии пред Богом! 1 Кор. 10:11. Но об этом было уже достаточно сказано.

 

Возражение 6.

 

Но мои бедствия превосходят бедствия других людей; как же мне хранить безмолвие? О, нет такого бедствия, как мое бедствие! Как же мне не роптать?

 

Я отвечаю на это так.

 

Во-первых, вполне может быть, что ваши грехи больше, чем грехи других людей, Иер. 3:6-12. Если вы грешили против большего света, большей любви, большего милосердия, большего числа духовных явлений, большего множества обетований, нежели было дано другим людям, то неудивительно, что ваши бедствия больше, чем бедствия других людей! Если это действительно так, значит, у вас есть больше причин пребывать в безмолвии, нежели роптать; и конечно, если вы только изучите черный список своей совести, то найдете там грехи, более тяжкие, нежели любые грехи, в которых вы могли бы обвинить любого человека или любой народ на всей земле! А если бы не так, то, думаю, вы справедливо подверглись бы осуждению, которому желчный философ подверг грамматиков, - то есть, что они лучше знают о злоключениях, которые претерпел Улисс (латинская форма имени Одиссей. Философ, о котором идет речь, - Диоген Синопский (ок. 412 до н.э. - 323 до н.э), приверженец учения киников. Указанный эпизод приводится в книге Диогена Лаэртского «О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов», М.: «Мысль», 1986.), нежели о том зле, которое творят они сами на путях своих. Никогда не сетуйте на то, что ваши бедствия больше, чем бедствия других людей, - разве только сможете доказать, что ваши грехи меньше, чем грехи других людей.

 

Во-вторых, быть может, ваше состояние в настоящее время характеризуется неким душевным расстройством, которое лишает вас способности правильно судить о различных [c. 133] действиях Бога в вашей жизни и в жизни других людей. Когда разум приведен в расстройство и в мыслях воцаряется беспорядок, воображению предстает многое, чего нет на самом деле; незначительное кажется важным. Болезненные страсти, странные образы, нелепые умозаключения - все это спутники душевного расстройства!

 

Я читал о глупом императоре, который, дабы показать величие своего города, выставил напоказ множество пауков. Когда разум приведен в расстройство, люди часто говорят и делают сами не зная что. Может быть, когда эти тучи пройдут, ваши мысли прояснятся и к вам вернется способность рассуждать здраво, вы будете другого мнения о происходящем в вашей жизни. Женщина-просительница ходатайствовала перед пьяным царем Филиппом от имени трезвого царя Филиппа («Филипп [II Македонский] в суде, пьяный, осудил одну женщину; она закричала: "Обжалую приговор!" - и на вопрос его: "Перед кем?" - ответила: "Перед Филиппом, только трезвым!"». Валерий Максим, «Достопамятные деяния и изречения», VI, 2, 1. Цит. по: «Античная басня». - М., 1991, с. 499. - Прим. перев.). Благо взывать к разуму, пришедшему в расстройство, от имени трезвого разума, поскольку это поможет праведно судить обо всех праведных устроениях и действиях Божьих как в нашей жизни, так и в жизни других людей.

 

В-третьих, может быть так, что по усмотрению Господи, чрезвычайно необходимо, дабы ваши бедствия были больше, чем бедствия других людей. Быть может, ваше сердце ожесточено более, нежели сердца других людей, и более исполнено гордыни и дерзости, нежели сердца других людей; быть может, в вашем сердце больше нечистоты, чем в сердцах других людей, и оно более плотское, чем сердца других людей, или оно более себялюбиво и более привязано к мирскому, чем сердца других людей, или более лукаво и более лицемерно, чем сердца других людей, или же оно холоднее и беспечней, чем сердца других людей [c. 134], или лицемерней и безучастней, чем сердца других людей.

 

Далее, если сказанное относится к вам, то, конечно, Бог почитает это чрезвычайно необходимым, чтобы ваши бедствия были больше, чем бедствия других людей, - ради сокрушения вашего жестокого сердца, уничижения вашего гордого сердца, очищения вашего нечистого сердца и наполнения Духом вашего плотского сердца. Поэтому не ропщите. Там, где болезнь сильна, должно быть сильным лекарственное средство, иначе исцеление никогда не произойдет. Бог - премудрый врач и Он никогда бы не давал сильнодействующего лекарства, если исцеление может принести средство, обладающее более слабым действием, Иер. 30:11 и 46:28; Исаия 27:8. Чем больше покрыт ржавчиной гвоздь, тем чаще мы кладем его в огонь, чтобы очистить; и чем более он изогнут, тем больше ударов и тем более сильные удары мы наносим, чтобы выровнять его. Вы долго собирали на себе ржавчину; и потому, если Бог таким образом поступает с вами, у вас нет никаких причин жаловаться.

 

В-четвертых, хотя ваши бедствия больше, чем бедствия того или иного человека, вне всяких сомнений, есть много тысяч в мире, бедствия которых больше чем ваши. Неужели вы можете размышлять о тяжких бедствиях и скорбях, которые пожирающий меч навел на многие тысячи христиан в чужих краях, и при этом говорить, что ваши бедствия больше, чем их бедствия? Конечно нет!

 

Плиний (22-24 г. н.э. - 79 г. н.э., древнеримский писатель. Автор «Естественной истории» - крупнейшего энциклопедического сочинения античности. - Прим. перев.) в своей «Естественной истории» пишет, что василиск уничтожает все деревья и кусты, на которые дышит, опаляет и сжигает все травы, по которым проходит. Таковы мрачные последствия войны. Меч не знает различия между праведным и безбожным, между невинным и виновным, между молодым и старым, между рабом и свободным, между мужчиной и женщиной, между возвышенным и низким, между князем и подданным, между знатным и нищим. Меч ест плоть и пьет кровь людей всех родов и сословий, не делая различий между одним и другим. Бедные христиане в Польше, Дании, Германии и некоторых иных странах убедились в этом на собственном горьком опыте; до сих пор многие из ран, нанесенных им, не зажили. Кто, хорошо памятуя об ужасных деяниях, которые совершил меч войны в нашей стране, не скажет: многие тысячи людей претерпели более тяжкие страдания, чем я? Они подвизались до крови, а я еще нет, Евр. 12:4.

 

В-пятых, если ваши бедствия больше, нежели бедствия других людей, то, быть может, ваши милости больше, нежели милости других людей; а если это так, то у вас нет никаких причин жаловаться, - пребывайте же в безмолвии пред Господом. Подобно тому как бедствия Иова были больше, чем бедствия других людей, его милости были больше, чем милости других людей; и Иов мудро соотносит одно с другим, а затем полагает руку свою на уста свои, Иов 1:21, 22. 

 

Быть может, вы были крепче здоровьем, чем другие люди, у вас было больше силы, чем у других людей, вы больше преуспевали, чем другие люди, вам больше сопутствовал успех, чем другим людям, вы видели больше радостных дней, чем другие люди, и вас окружало больше милых и добрых друзей, чем других людей. Если это так, то у вас есть все причины пребывать в безмолвии и нет никаких причин роптать. Если же теперь ваши зимние ночи длиннее, чем зимние ночи других людей, вспомните, что ваши летние дни прежде были длиннее, чем летние дни других людей; и потому пребывайте в безмолвии пред Господом.

 

Наконец, в-шестых, великими бедствиями Бог может умножить ваши благодатные силы и добродетели, возвеличить ваше имя и славу в мире, Иакова 5:10, 11. Великими бедствиями, которые пали на Иова, Бог умножил его веру, умножил его терпение, умножил его непорочность, умножил его мудрость и знание, умножил его опыт, возвеличил его имя и славу в мире, как известно всем, кто читал Книгу Иова. Узы и бедствия ждали Павла в каждом городе, Деяния 20:23, 2 Кор. 11; его бедствия и страдания были весьма велики, но ими Господь укрепил его дух, умножил его ревность, его дерзновение, его уверенность, его решимость, и возвеличил его имя и славу как среди грешников, так и среди святых.

 

Конечно, если вы дороги для Христа, то Он умножит в вас духовное, - всеми великими бедствиями, которые постигают [c. 136] вас; Он укрепит вашу веру, воспламенит вашу любовь, оживит вашу надежду, очистит вашу ревность, усовершит ваше терпение, прославит ваше имя и соделает его подобным драгоценному благовонию, «дорогой масти», Прит. 22:1, Еккл. 7:1, - так, что добрые люди и злые люди будут говорить: «Вот истинный христианин! Вот человек, который ценнее, нежели золото офирское!» Поэтому пребывайте в безмолвии пред Господом, пусть даже ваши бедствия больше, чем бедствия других людей.



Создан 23 ноя 2017