Пуританская библиотека

Ян Амос Коменский. Великая дидактика ("Didactica magna", 1631, главы I-IV).




Текст воспроизведен по изданию: Коменский Я А. Избранные педагогические сочинения. М.: Учпедгиз, 1955, с. 184-194.



 

 

Глава I.

ЧЕЛОВЕК ЕСТЬ САМОЕ ВЫСШЕЕ, САМОЕ СОВЕРШЕННОЕ

И ПРЕВОСХОДНЕИШЕЕ ТВОРЕНИЕ.

 

Думали, что изречение «познай самого себя» упало с неба.

1.Когда некогда Питтак провозгласил свое знаменитое изречение «познай самого себя», то оно было встречено мудрецами с таким одобрением, что они, желая увековечить его в народе, утверждали, будто оно упало с неба, и велели начертать его золотыми буквами на храме Аполлона Дельфийского, куда стекалось множество людей. Последнее разумно и благочестиво, а первое, конечно, выдумано, но в общем правдоподобно; это нам ясно более, чем им.

 

И, однако, поистине оно упало с неба.

2.Ведь разве раздающийся в Писании голос не значит «познай, о человек, Меня и ты поистине познаешь себя». Меня - источник вечности, мудрости и блаженства, себя - Мое творение, Мой образ, Мое наслаждение.

 

Возвышенность человеческой природы.

3.Ибо тебя Я предназначил быть Моим соучастником в вечности; на твою пользу Я создал небо и землю и все, что содержится в них; тебе одному совокупно вручил то, что остальным творениям в [c. 184] отдельности: бытие, жизнь, чувство и разум. Тебя Я поставил над делами Моих рук, все положил под твои ноги, овец и волов и полевых зверей, птиц небесных и рыб морских, и таким образом славою и честью увенчал Я тебя (Псал., VIII). Наконец, чтобы не было у тебя недостатка ни в чем, Я сам явился к тебе, соединившись сущностью Своей с тобой, соединяя Мою природу с твоей на вечность, как не выпадало это на долю никакой иной твари, видимой и невидимой. Ибо неужели какое-либо создание на небе или на земле может похвалиться тем, что Бог явился во плоти, показал себя ангелам (1 Тим., III, 16), конечно, не для того, чтобы они видели только и с изумлением созерцали того, кого видеть желали (1 Петра, I, 12), но чтобы поклонялись Богу, явившемуся во плоти, т. е. Сыну Божию и сыну человеческому (Евр., I, 6; Иоанн, I, 52; Матф.‚ IV, 11). Итак, пойми, что ты полное завершение Моих творений, удивительный микрокосм и наместник Бога среди Моих творений, венец Моей славы.

 

Она должна быть поставлена пред очами всех людей.

4.О, если бы все это было начертано не на дверях храмов, не на заглавных листах книг, наконец, не на устах, не в ушах и очах всех очами всех людей, а в их сердцах! Именно к этому должно стремиться всем, кто несет обязанность образовывать людей, чтобы они, помня об этом достоинстве и своем превосходстве, научили всех жить и направляли все средства к тому, чтобы достигнуть этой возвышенной цели.

 

 

Глава II.

ПОСЛЕДНЯЯ ЦЕЛЬ ЧЕЛОВЕКА НАХОДИТСЯ ЗА ПРЕДЕЛАМИ

ЭТОЙ ЖИЗНИ.

 

1. Высшее из творений должно иметь высшую цель.

1. Сам разум говорит, что столь высокое творение предназначается для более высокой, по сравнению со всеми созданиями, цели, а именно, чтобы человек, будучи соединен с Богом, высшим пределом всякого совершенства, славы и блаженства, наслаждался вместе с ним славой и блаженством во веки. [c. 185]

 

2. Это ясно:

2. Хотя это достаточно ясно из Писания,  мы твердо верим, что дело вообще находится в таком положении, однако не было бы потерей труда  коснуться, хотя бы мимоходом, того, сколькими способами Бог в этой жизни изобразил нам нашу высшую цель.

 

1) Из истории творения.

3. И прежде всего, конечно, в самом творении. Ведь человеку не повелел Бог просто существовать, подобно прочим созданиям, но предпослал торжественный совет; тело он образовал ему как бы собственными перстами, а душу вдохнул из самого себя.

 

2) Из нашей природы.

4. Наше устройство показывает, что для нас достаточно того, что есть у нас в этой жизни, ибо мы живем здесь тройною жизнию: растительною, животною и умственною, или духовною, из которых первая нигде не выходит за пределы тела, вторая через действия чувств и движения направляется к предметам, а третья может существовать отдельно, как это видно у ангелов. А так как очевидно, что эта высшая ступень жизни сильно у нас затмевается и сковывается первыми ступенями, то по необходимости следует, что должно существовать место, где бы она доведена была до совершенства.

 

3) Из всего, что мы здесь делаем и претерпеваем.

5. Все, что мы в этой жизни делаем и терпим, показывает, что здесь мы не достигаем последней цели, но что все наше существо, как и мы сами, имеет иное назначение. Все, в чем выражается наше существо, все, что мы делаем, думаем, говорим, замышляем, приобретаем, имеем, есть только некоторая лестница; продвигаясь по ней все далее и далее, мы всегда, правда, восходим на высшие ступени, однако последней ступени мы не находим никогда. Вначале человек  ничто, как ничто он был от вечности, а только во чреве матери воспринимает начало от капли отцовской крови. Итак, что такое вначале человек? Бесформенная и грубая масса. Затем он принимает очертания маленького тельца, однако без чувства и движения. После этого, он начинает двигаться и силою природы выходит наружу; понемногу открываются глаза, уши и остальные чувства. С течением времени проявляется внутреннее чувство, когда человек понимает то, что он видит, слышит и чувствует. Далее, через наблюдение различия вещей, появляется рассудок. Наконец, воля, направляясь к одним предметам, отвращаясь от других, принимает на себя обязанность руководительницы.

 

3. Во всем этом есть постепенность, однако без окончательного предела.

6. Но и внутри указанных отдельных ступеней есть своя постепенность. Ведь и понимание вещей проявляется постепенно, выступая точно сияние утренней зари из глубокой тьмы ночи и проливая все больше света, пока продолжается жизнь (если только кто-нибудь не погружается  в скотское состояние вообще), и так вплоть до самой смерти. Наши дейст-[c. 186] вия также сперва слабы, бессильны, грубы и слишком беспорядочны. Постепенно затем, вместе с силами тела, развиваются также качества духа, так что, пока мы живем (если кого-либо не охватит и не похоронит его заживо крайнее тупоумие), всегда мы что-нибудь делаем, замышляем, предпринимаем, и все это в благородной душе всегда стремится выше, не достигая, однако, конечного предела. Ибо в этой жизни нельзя найти какого-либо предела желаниям и стремлениям.


Это обнаруживает всякий опыт.

7. Куда бы кто ни обратился, он узнает это на опыте. Кто полюбит сокровища и богатство, тот не сможет утолить свою жажду, хотя бы он владел целым миром: это стало ясно на примере Александра. Кто воспламенится жаждой почестей, тот не в состоянии будет успокоиться, хотя бы ему поклонялся весь мир. Кто отдается чувственным наслаждениям, тому все прискучит, хотя бы потоки наслаждений наполняли все его чувства, и жажда наслаждений будет направляться от одного к другому. Кто предается изучению философии, тот не найдет никакого предела: ведь чем более кто знает, тем более понимает, что ему недостает еще многого. Справедливо сказал Соломон: «Не насытится око зрением, не наполнится ухо слышанием» (Эккл., 1,8).

 

4. И самая смерть не ставит предела нашему бытию.

8. Но примеры умирающих показывают, что и смерть не кладет последней грани нашим делам. У кого жизнь прошла хорошо, те радуются, что вступят в лучшую жизнь, а проникнутые любовью к настоящей жизни, видя, что с ней нужно расстаться и что нужно переселиться в другую жизнь, начинают трепетать и примиряются с Богом и людьми, если только каким-нибудь образом могут это сделать. И хотя бы сломленное страданиями тело ослабевало, чувства затмевались и сама жизнь уходила , дух, однако, выполняет свои функции живее, чем когда-либо. Благочестиво, серьезно и осмотрительно даются распоряжения относительно себя, своей семьи, своего наследства, государства и пр., и кто видит умирающего благочестивого и мудрого человека, видит, несомненно рассыпающийся земной прах, но кто его слышит, тому кажется, будто он слышит ангела. Поэтому каждый должен признать, что здесь происходит не что иное, как подготовка к уходу хозяина, когда его жалкая хижина грозит разрушением. Это поняли сами язычники: римляне, по свидетельству Феста, смерть называли исходом, а у греков глагол, обозначающий уходить, часто употребляется в значении погибать, умирать. Почему? Не потому ли, что полагают, что путем смерти только переходят в другое место? [c. 187].

 

5. Пример Христа-человека указывает, что люди предназначены для вечности.

9. Нам, христианам, особенно это ясно, так как Христос, Сын Бога живого, ниспосланный с неба для восстановления погибшего в нас образа Божия, показал это своим примером. Ведь, будучи зачат и явившись на свет через рождение, Он пребывал среди людей; затем умер, воскрес и вознесся на небеса, и смерть не властвует более над Ним. Вот Он и называется и есть на самом деле наш предтеча (Евр. VI, 20), перворожденный среди братьев (Римл. VIII, 29), глава среди своих членов (Эфес., 1, 22), первообраз всех, которые должны быть возрождены по образу Божию (Римл., VIII, 29). И так, как сам Он был на земле не для того, чтобы оставаться здесь, но чтобы, свершив свой путь, перейти в вечные жилища, так и нам, соучастникам Его, не суждено оставаться здесь, а придется переселиться в другое место.

 

Тройное местопребывание человека.

10. Итак, каждому из нас предназначены тройная жизнь и тройное местопребывание для жизни: чрево матери, земля и небо. Из первого жилища во второе человек вступает через рождение, а из второго в третье – путем смерти и воскресения; из третьего – никуда навеки. В первом мы получаем только жизнь с зачатками движения и чувством; во втором – жизнь, движение, чувство с началами разума; в  третьем – совершенную полноту всего.

 

И тройная жизнь.

 11. Первая жизнь есть приготовление ко второй, вторая к третьей, третья сама в себе без конца. Переход из первой жизни во вторую и из второй в третью узок и болезненен: и в том и в другом случае приходится расставаться с одеянием, или с внешними покровами (там – послед, здесь – само тело), подобно тому как из разбитой скорлупы выходит птенец. Первое и второе жилище есть образ мастерских: в одной формируется тело для последующей жизни, а в другой – разумная душа для вечной жизни; третье жилище принесет самое совершенствование и наслаждение той и другой жизнью.

 

Прообраз этого у израильтян.

12. Так израильтяне (да позволено будет привести их здесь для сравнения) были рождены в Египте, откуда отведены через горные теснины и Красное море  в пустыню. Там они строили шатры, изучали закон, сражались с различными врагами и, наконец, перейдя Иордан, сделались наследниками Ханаанской земли, текущей молоком и медом. [c. 188]

 

 

Глава III.

ЭТА ЖИЗНЬ ЯВЛЯЕТСЯ ТОЛЬКО ПОДГОТОВЛЕНИЕМ К ВЕЧНОЙ ЖИЗНИ.


Свидетельства.

1. Что эта жизнь, преследующая иную цель, не есть (собственно говоря) жизнь, а вступление к истинной и вечной жизни, это будет видно, во-первых, из доказательства, заложенного в нас самих, во-вторых, из доказательства, заложенного в мире, и, наконец, из свидетельств Священного Писания.

 

1. Мы сами.

2. Если мы посмотрим на самих себя, то увидим, что все, касающееся нас, подвигается вперед так последовательно, что все предшествующее пролагает дорогу последующему. Примером этому служит наша первая жизнь – в утробе матери. Ради чего протекает эта жизнь? Не ради ли самой себя? Ничуть. Она протекает там только для образования тела как жилища души и как инструмента для удобного пользования в последующей жизни, которою мы наслаждаемся под солнцем. Как только эта цель достигнута, мы вырываемся на свет, так как нечему больше произойти с нами в той тьме. Точно так же и эта наша жизнь под солнцем есть не что иное, как подготовка к вечной жизни, а именно – душа с помощью тела подготовляет себе всё необходимое для будущей жизни. Как только и это достигнуто, мы переселяемся отсюда, так как не остается ничего, что могли бы мы делать на земле. Правда, некоторые похищаются отсюда неподготовленными или, вернее,  извергаются на погибель, как выкидыши, выбрасываемые по разным причинам из утробы матери не для жизни, а для смерти. В обоих случаях это происходит хотя и по Божьему изволению, но по вине людей.

 

2.  Видимый мир создан только как рассадник, питомник и школа для людей.

3. Сам видимый мир, в какой бы части мы его ни рассматривали, свидетельствует о том, что он создан именно с тою целью, чтобы служить: размножению, питанию, деятельности человеческого рода.

 

Так как Богу было угодно сотворить всех людей не сразу в одно и то же мгновение, как произошло это с ангелами, но сотворить мужа и жену, которым были дарованы силы и благословение для размножения путем рождения, то необходимо было для последовательного размножения дать надлежащее время: для этого дано было несколько тысяч лет. Но, чтобы это время не было беспорядочным, глухим, слепым, Он распростер небеса, украсив их солнцем, луною и звездами, и повелел им своим кру- [c. 189] говращением размерять часы, дни месяцы и годы. Далее, так как человек должен был стать телесным созданием, нуждающимся в месте, где обитать, чтобы дышать и двигаться, в пище, чтобы расти, и в одежде, чтобы покрываться, он распростер (в глубине мира) твердую почву, землю и окружил ее воздухом, оросил водами и повелел произвести разнообразные растения и животных не только для удовлетворения нужд, но и для наслаждения. И так как он создал человека по образу Своему, даровав ему разум, то для того, чтобы и у разума не было недостатка в соответствующей пище, разделил отдельные твари на многообразные виды затем, чтобы этот видимый мир являлся ему самым ярким зеркалом бесконечного могущества, мудрости и благости Божией и чтобы, созерцая его, человек проникался удивлением к творцу, совершенствовался в познании его, увлекался любовию к нему. Для этого именно невидимые и скрывающиеся в бездне вечности прочность, красота и прелесть показываются повсюду через видимые творения и дают возможность ощущать, созерцать и вкушать себя. Итак, этот мир есть не что иное, как наш рассадник, наш питомник и наша школа. Итак, есть нечто за пределами этого мира; выйдя из подготовительных ступеней этой школы, мы возвысимся до вечной академии. Следовательно, уже разум убеждает нас, что это так. Однако еще очевиднее это из божественных изречений.

 

3. Сам Бог в Своем слове.

4. У Осии сам Бог свидетельствует, что небеса существуют для земли, земля – для пшеницы, вина и масла, а всё это – для людей (Ос. II, 21, 22). Итак, всё ради человека, даже само время. Ибо существование миру не будет дано долее, чем это нужно для восполнения числа избранных (Апок., VI, 11). Как только это свершиться, небеса и земля прейдут, и не найдётся им места (Апок., XX, 7). Ибо явятся новое небо и новая земля, в которых будет обитать справедливость (Апок., XXI, 1; 2 Петр., III, 13). Наконец, названия, которые Писание даёт этой жизни, указывают, что она есть не что иное, как подготовка к другой жизни. Оно называет ее дорогой, путем, дверью, ожиданием, а нас называет чужестранцами, пришельцами, наемниками, искателями другого града и притом непреходящего (Быт., XLVII, 9; Псал., XXXIX, 13; Иов, VII, 12; Лука, XII, 34.)

 

4.  Опыт.

5. Всему этому нас учит само дело и наше общее положение, которое находится пред глазами всех людей. Ведь кто из родившихся, явившись, не исчезал снова, хотя мы и предназначены для вечности? Но так как мы предназначены для вечности, то по необходимости мы переживаем здесь только переходное положение. Поэтому Христос говорит: «Будьте готовы, ибо не знаете часа, в который придет сын человеческий» (Матф., XXIV, 44). По этой причине (и это также мы знаем из Писания) Бог призывает некоторых отсюда еще в раннем возрасте, когда видит их уже подготовленными, как например, [c. 190] Еноха (Быт., V, 23, ср. Премудр., IV, 14). Почему же тогда Он проявляет долготерпение по отношению к злым? Именно потому, что Он не хотел бы, чтобы кто-нибудь неподготовленный был застигнут смертью, а чтобы всякий пришел к покаянию (2 Петр., III, 9). Если, однако, кто-нибудь продолжает злоупотреблять терпением Бога, то Он повелевает того взять.

 

Заключение.

6. Итак, насколько верно то, что пребывание во чреве матери есть приготовление к той жизни, которая последует за этой настоящей жизнью и будет продолжаться вечно. Счастлив тот, кто из чрева матери вынес хорошо образованные члены, в тысячу раз счастливее тот, кто унесет отсюда хорошо образованную душу.

 

 

Глава IV.

ЕСТЬ ТРИ СТУПЕНИ ПРИГОТОВЛЕНИЯ К ВЕЧНОСТИ: ПОЗНАНИЕ МЕБЯ (И ВМЕСТЕ С СОБОЙ - ВСЕГО), УПРАВЛЕНИЕ СОБОЮ И СТРЕМЛЕНИЕ К БОГУ

 

Откуда познаются второстепенные цели человека, подчиненные высшей цели (вечности).

1. Таким образом, ясно, что последняя цель человека есть вечное блаженство с Богом. А каковы цели, подчиненные и служащие этой переходной жизни, это ясно из слов божественного совета, который устроил Бог, намереваясь создать человека. «Сотворим, - сказал Бог, - человека по образу и по подобию, и да владычествует он над рыбами морскими и над птицами небесными и над зверями всей земли, которые движутся по земле» (Быт., I, 26).

 

Есть три цели: человек должен быть 1) одаренным разумом среди всех, 2) владыкой над собой и 3) радостью для Бога.

 2. Отсюда ясно, что человек поставлен среди видимых созданий с тем, чтобы быть

I. Разумным созданием.

II. Созданием, владычествующим над другими созданиями.

III. Созданием, представляющим собою образ и радость своего Творца.

Эти три цели соединены так, что ни одной из них нельзя отбросить, так как на них зиждется основание настоящей и будущей жизни. [c. 191]

 

Что такое разумное создание?

3. Быть разумным созданием – это значит всё исследовать и давать всему имена и все исчислять, т.е. знать и иметь возможность назвать и понять все, что находится в мире, как это ясно из «Книги Бытия» (II, 19) или, как поясняет Соломон (Премудр., VII, 17 и пр.): «Познать устройство мира и действие стихий, начало, конец и средину времен, круги годов и положение звезд; природу животных и души зверей; стремление ветров и мысли людей; различия и силы корней; одним словом – все сокровенное и явное. Сюда же принадлежит знание ремесел, также искусство речи, чтобы (как говорит Сын Сирахов) ничто не было неизвестным в какой-либо как малой, так и в большой вещи» (Сир., V, 18). В самом деле, таким лишь образом человек будет в состоянии удержать за собой имя разумного существа, если он будет понимать разумное основание (устройство) всех вещей.

 

Что значит быть владыкой всех созданий?

4. Быть владыкой всех созданий – это значит, приспособляя к надлежащему назначению все вещи, употребить их с пользою для своих выгод, везде среди созданий вести себя царственно, т.е. с достоинством и святостью (а именно, ставя выше себя лишь одного чтимого творца, а также ангелов его, рядом с собою – своих сослужителей, а все прочее – ниже себя), соблюдать дарованное достоинство; не служить никакому созданию, даже собственной плоти; свободно пользоваться всем для собственных услуг: хорошо знать, где, когда, каким образом и до какого предела признавать право плоти, где, когда, каким образом и до какого предела нужно уступать ближнему, - словом, быть в состоянии разумно управлять движениями и действиями внешними и внутренними, своими и чужими.

 

Что значит быть образом Божиим?

5. Наконец, быть образом Божиим – значит в точности представлять совершенство своего первообраза, как сам Он говорит: «Будьте святы, как свят Я, ваш Бог» (Лев., XIX, 2).

 

Эти три требования осуществляются, во-первых, в образовании, во-вторых, в добродетели, в-третьих, в благочестии.

6. Отсюда следует, что истинные требования, предъявляемые к человеку, заключаются в том, чтобы он был: 1) знающим все вещи, 2) владыкою вещей и самого себя, 3) чтобы он себя и все возводил к Богу, источнику всех вещей. Если эти требования мы выразим тремя хорошо известными словами, то получим:

1. Научное образование.

 2. Добродетель, или нравственность.

 3. Религиозность, или благочестие.

Под научным образованием нужно понимать познание всех вещей, искусств и языков; под добродетелью – не только внешн- [c. 192] юю воспитанность, но и всю внутреннюю и внешнюю основу побуждений, а под религиозностью – то внутреннее богопочитание, которым дух человека связывается и соединяется с высшим чувством.

 

Эти три качества в этой жизни составляют в человеке всю сущность; все же остальное – второстепенно.

7. В этих качествах заключается все превосходство человека, так как только они являются единственной основой настоящей и будущей жизни: остальное (здоровье, сила, красота, богатство, знатность, дружба, счастливый успех в делах, долголетие) есть не что иное, как добавление и внешнее украшение жизни тех, которым они даны Богом, или же излишняя суетность, бесполезное бремя и вредные препятствия для того, кто, страстно стремясь к ним, сам приобретает их себе и, пренебрегши теми важнейшими благами, занимается этими и подавляет себя ими.

 

Что выясняется на примерах: 1. Часов.

8. Разъясню это на примерах. Часы (солнечные или автоматические) есть изящный и чрезвычайно необходимый инструмент для измерения времени; их субстанцию, или сущность, завершает художественная соразмерность всех частей. Присоединяемые к частям футляры, скульптурные изображения, живопись, золотые украшения – все это дополнительные вещи, прибавляющие несколько красоты, но ничего не прибавляющие к качеству. Если бы кто-либо предпочел, чтобы подобного рода инструмент был скорее красивым, чем доброкачественным, то его ребячество было бы осмеяно, так как он не понимал бы, для какого употребления они преимущественно предназначены.

 

2. Коня.

Так, достоинство коня состоит в его силе в соединении с пылкостью, скоростью и готовностью направлять свой бег по мановению всадника; хвост же, развевающийся или связанный в узел, расчесанная и поднятая грива, позолоченные удила, вышитая попона и различная сбруя лишь придают красоту коню; однако если бы мы увидели, что кто-нибудь по этим украшениям измеряет достоинство коня, то назвали бы его глупцом.

 

3. Здоровья.

Наконец, наше хорошее здоровье заключается в правильном пищеварении и в хорошем состоянии внутренних частей нашего организма. Спать на мягком ложе, великолепно одеваться, изысканно питаться – это все не только не способствует улучшению здоровья, а скорее ему вредит. Поэтому, кто обращает больше внимания на приятное, чем на полезное, тот неразумен. Но бесконечно более гибельно неразумие того, кто, желая быть человеком, обращает больше внимание на украшения человека, чем на его сущность. Вот почему премудрый называет глупцами и нечестивцами тех, кто считает нашу жизнь забавою и прибыльной ярмаркой, и утвер- [c. 193] ждает, что от  таких людей далеки и Божия хвала и Божие благословение (Премудр., XV, 12 и 19).

 

Заключение.

9.Итак, пусть будет твердо установлено, что мы постольку подвигаемся к нашей конечной цели, поскольку мы прилагаем старания в этой жизни к приобретению добродетелей и благочестия. Поэтому указанные три стремления пусть будут истинным делом нашей жизни, а все остальное – второстепенным, задержкой и внешним украшением.



Создан 30 дек 2017