Пуританская библиотека

Ричард Бакстер. Воззвание к необращенным (отрывок из книги "A Call to the Unconverted", 1659)




 

Посвящение перевода.

Почтеннейший и прелюбезнейший

мой родитель!

 

Я в полной мере чувствую, что хранимая в сердце моем ревность к православной вере Христианской есть порождение твоих  отеческих  советов и наставлений, которыми образовалось мое духовное воспитание под  кровом твоей чадолюбивой заботливости. Движим будучи ревностью к распространению духа благочестия, с услаждением духа занимаюсь чтением и переводом книг духовных, и сознаю тебя виновником добрых во мне желаний и побуждений.

 

По сему тебе, семидесятивосьмилетний старец, при священных сединах сияющий деятельной Христовой Мудростью, посвящаю сию книгу, исполненную духом благочестия: дабы Ты, когда по закону плоти, мерилом гроба должен будешь посеяться в недро земли как зрелая пшеница, в последние минуты земного бытия твоего с услаждением духа вспомнил, что во мне оставляешь Ты преемство духа твоего, утвержденного в Боге.

 

Прими, испытанный в вере служитель алтаря Божьего, сию книгу, как дань моего к Тебе сыновнего почтения, и награди меня Твоим благословением вечным!

 

Благодарение мое к Тебе постараюсь всегда свидетельствовать подражанием твоему великодушию и Твоей незлобивой кротости, вечно Тебя любящий сын твой,

Епископ Аарон,

6 Октября 1833.

 

К читателям от переводившего

 

К переводу сей книги на русский язык побудила меня священная любовь, повелевающая нам сообщать собратьям нашим, когда что благое обретем. В сей книге мною обретено великое сокровище духовное. Непростительно было бы мне, утаить оное от моих собратьев, для спасения которых не должен я щадить моих трудов, моих сил, ни моего здравия, ни самой жизни. 1Иоан. З:16.

 

Какого бы кто звания и состояния не был, в сей книге найдет он спасительную пищу духу своему, ясно узрит лицо души своей, научится разумению внутреннего человека и самотознанию, прильнет к зрелищу грядущих событий, устраиваемых действием Божьей благодати, познает священные свои обязанности в отношении к званию своему и предустановлению, почувствует силу Божьей любви к грешникам, удивится преобладающей благости Бога и Его милосердия в деле Его правосудия, и постарается неукоснительно перейти в состояние блаженного упования жизни вечной.

 

К сладости моего труда в переводе столь многоценной книги присоединилась радость о награде, которую сам Дух Святой обещал устами Божественного Апостола в сих словах: Братия! если кто из вас уклонится от истины, и обратит кто его, пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов (Иак.5:19,20).

 

Первое мое желание, быть причастником вечной Божьей славы: второе, сделать и написать что-нибудь спасительное для моих собратьев, чтобы спасти по крайней мере некоторых. Если радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся; то и нам, хотящим сохранить преимущество сынов старейших у Отца нашего небесного, надобно радоваться и веселиться, когда брат наш младший, бывший духовно мертвым, оживает, и пропавший обретается. Лук. 15: 10, 32.

 

О дабы всех нас во Христе званных Вечный Отец Духов некогда принял  во славу Своего присносущного света!

О сем к Господу молился

недостойный раб Его,

Епископ Аарон.

 

Великий успех,

какого достигло

воззвание, когда

оно в первый раз было

обнародовано

и

краткое сказание о сочинителе.

 

Может быть пристойно впереди поставить известие о сей книге, данное самим господином Бакстером, и найденное в учебной его комнате, по смерти его, в собственных его словах:

 

«Я издал в свет краткое рассуждение под заглавием: Воззвание к не обращенным. Случаем к тому было мое знакомство с епископом Ашером*, когда я был в Лондоне. Сей епископ, одобрив мой способ учения, и мои руководства к достижению спокойствия совести, сильно склонял меня к тому, чтобы я написал руководства, сообразные с различными состояниями христиан, и также наставления против особенных грехов. Я почитал сего мужа, но не судил за нужное написать убеждения по сей части, предполагая, что я ничего не могу сделать лучше того, что уже сделано. Когда же он умер, слова его глубже внедрились мне в ум, и я положил намерение последовать его совету; впрочем, касательно людей нечестивых, я почел более приличными сильные убеждения, нежели только руководства: и так для таковых я издал в свет сию малую книжицу, которую Бог благословил неожиданным успехом, преимущественно пред всеми другими книгами, которые написал я, исключая сочинение о покое Святых. В течении менее чем года, этой книги было напечатано около двадцати тысяч экземпляров по моему согласию, и около десяти тысяч после того; сверх же сего многие тысячи экземпляров той же книги вышли в свет воровским печатанием, от бедных людей тихонько ради прибытка. По милости Божией, я имею уведомление, что целые семейства были обращены чрез сию малую книжицу, о которой я так мало думал: и как будто успех сей в Англии, Шотландии и Ирландии не довольною был для меня милостью, Бог, когда уже молчал я, чрез свое посольство перенес оное сочинение ко многим за моря; ибо, вскоре после того, как господин Эллиот** напечатал всю Библию на индейском языке, он перевел и сие мое Воззвание к необращенным, как он писал к нам сюда. И еще угодно было Богу благословить некое дальнейшее употребление этой книги; ибо господин Стoоп, пастор Французской Церкви в Лондоне, будучи вытеснен отселе по неудовольствию своих высших собратий, благоволил ее перевести на французский язык. Я надеюсь, она там не бесполезна будет; а равно и в Германии, где она вышла в свет на немецком».

 

Может быть прилично также упомянуть здесь о свидетельстве доктора Бейтcа***, какое дает он о сочинителе, и о его полезном сочинении. В слове своем, при погребении тела Бакстера, так говорит он: «книги его, заключающие в себе деятельное Богословие, обратили к Богу большее число грешников, нежели все другие печатанные в наше время; и доколе Церковь пребывает на земле, они беспрерывно действовать будут ко спасению душ погибающих. Есть в них сильное ударение, возбуждающее читателя и делающее его внимательным» — Его Воззвание к необращенным коль мало величиною, но коль могущественно силою содержания! Истина говорит в нем с такой властью и силою, что заставляет читателя положить свою руку на сердце, и найти, что имеет он душу и совесть, хотя бы он жил прежде сего так, как будто бы не имел оных. Сочинитель сказывал некоторым друзьям, что шесть братьев были обращены чтением сего воззвания; и что всякую неделю он  получал  по нескольку писем от людей, обращенных его книгами. Об этом он говорил с чувством самого уничиженного благодарения за то, что Бог благоволил  употребить его орудием  ко спасению душ  человеческих.

 

Самоотвержение и презрение мира были блистающими в  нем  дарами благодати. Никогда не знал я человека менее снисходительного к самому себе, и более равнодушного к своей временной выгоде.

 

Его терпение было истинно христианское; он был искушен многими скорбями. Мы ревнительны к славе своей. Его имя затемнено было облаком клеветы, многие стрелы поношения были брошены в него. Он был обвинен за свое парафрастическое изложение текста нового завета, и невыслушанный был осужден в темницу, где и сидел он несколько лет; но он не трогался неправедным гонением, а еще говорил с радостью одному верному другу: «чего мне более желать от Бога, как не того, чтобы, служив Ему по своим силам, я сподобился призван быть на страдания ради Его?»

 

Мирный дух его был ясным признаком того, что он старался быть чадом Божиим. С каким рвением силился он согласить тех из нас, между коими возникали споры, это всем известно. Он говорил одному другу: «я могу столь же охотно быть мучеником за любовь, как и за который нибудь член символа веры».

 

Смерть открывает тайны сердца; тогда слова произносимы бывают с искреннейшим чувствием, без всякого притворства. Благочестивый Бакстер был одинаков в жизни и смерти. Его последние часы были проведены в приготовлении других и себя самого к тому, как явиться пред Бога. Он говорил друзьям посещавшим его: "Вы приходите сюда учиться умереть, не я один должен идти в путь сей. Я могу вас уверить, что вся жизнь ваша, сколь бы ни была долга, довольно мала для приготовления себя к смерти. Храните себя от суетного и лукавого мира и плотских похотей. Твердо стойте в том, чтобы избрать Бога вашей участью, небеса домом вашим, славу Бога концом вашим, слово Его правилом вашим, и тогда вы не будете иметь никакого страха, и утешительно будет свидание наше".

 

Никогда не был кающийся грешник более смирен и уничижен; никогда не был искренно верующий более покоен и утешен. Он признавал себя за гноищного червя, и это было его обыкновенное выражение, которое всегда он делал, обращаясь к небесам: он удивлялся Божьему снисхождению к человеку, и говорил: Господи, что есть человек! Что я, как не червь презренный, пред великим Богом? Боже, буди милостив мне грешнику! и благословлял Бога за то, что сии слова оставлены для памяти во Евангелии как действительнейшая молитва: он говорил, Бог может праведно осудить меня за самое лучшее исполнение моeй должности; и все мои надежды зависят от единой милости Бога во Христе, пред образом Которого он часто молился.

 

После некоторого дремания он пробудился и сказал, я почию от трудов моих: один служитель Евангелия тут бывший в то время прибавил и дела ваши пойдут в след вам. Сему в ответ сказал он: дел нет! Я охотно оставлю дела мои, ежели Бог сподобит меня другой жизни. Когда один приятель утешал его воспоминанием о добре, которое многие получили чрез его поучения и сочинения, он сказал: «я был лишь писчее перо в руке у Бога, а перу какая награда?».

 

Его преданность и покорность воле Божией, в самой мучительной болезни его, была превосходная. Когда крайность мучения нудила его усердно просить Бога избавить его посредством смерти от страдания, он удержался, и сказал: «Предписывать есть неприличное мне дело! Боже! Твори, что ты хочешь, когда хочешь, и как хочешь!».

 

В другое время он сказал, что великое находил он утешение и услаждение в повторении слов Господней молитвы; и был печален, что некоторые добрые люди были предубеждены против употребления этой; потому что, говорил он, все прошения нужные для души и тела содержатся в этой молитве.

 

В другие времена давал он превосходные советы молодым служителям слушавшим его, и ревностно молился к Богу, да ниспошлет благословение на труды их, и да подаст им совершенный успех во обращении многих душ ко Христу; и выражал великую радость о том, что они имели кроткий и миролюбивый дух.

 

Во время своей болезни, когда спросили его, как он себя чувствует, отвечал: почти хорошо. Радость его была весьма приметна, когда по собственному его чувству смерть его была очень близка; и его духовная радость совершенно исполнилась прехождением в веселие вечное. Так жил и умер сей благочестивый муж. Я без искусственного вымысла предложил это краткое, но искреннее повествование о нем. Все наши чувства страха ниже справедливой скорби о неоцененной сей потере. Для друзей остается утешением то, что сей добродетельный муж наслаждается ныне блаженным воздаянием в небесах, и оставил многоценную о себе память на земле.

 

Да будет благословен милосердный Бог, что благоизволил продолжить жизнь сего служителя Евангелия, такую полезную и благодетельную для мира, до полной меры лет, и что тихо и сохранно переселил его в небесные обители!

 

Я заключу сию повесть моим решительным желанием: о если бы остаток жизни моей провел я так всецело ко славе Бога, как он, и когда я достигну конца жизни моей, о если бы умер я с таким же блаженным миром, как он! О если бы я сподобился быть с ним во Царствии света и любви во веки!

James Ussher (or Usher; 4 January 1581 – 21 March 1656) was the Church of Ireland Archbishop of Armagh and Primate of All Ireland between 1625 and 1656.  He was a prolific scholar and church leader, who today is most famous for his identification of the genuine letters of the church father, Ignatius, and for his chronology that sought to establish the time and date of the creation as "the entrance of the night preceding the 23rd day of October... the year before Christ 4004"; that is, around 6 pm on 22 October 4004 bc according to the proleptic Julian calendar.

** John Eliot (c. 1604 – May 21, 1690) was a Puritan missionary to the American Indians whom some called "the apostle to the Indians" and the founder of Roxbury Latin School in the Massachusetts Bay Colony in 1645.

*** William Bates (1625–1699) was an English Presbyterian minister.


 

ВОЗЗВАНИЕ

к необращенным.

 

Скажи им: живу Я, говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был. Обратитесь, обратитесь от злых путей ваших; для чего умирать вам, дом Израилев? (Иез.33:11) 

 

До изумления дивно всякому читать во Святом Писании, сколь немногие хотят спастись: и что самые званные большею частью хотят навеки быть лишенными Царствия Небесного, и мучиться вечно во огне с дьяволами.

 

Неверные, читая, сему не верят, и потому должны испытать сие. Которые же сему верят, должны воскликнуть с Павлом: О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его! (Рим.11:33). Но самая природа всех нас учит, укоризну худых дел возлагать на делателей; и потому, когда видим кого учинившим постыдное дело, долг справедливости вызывает нас на то, чтоб узнать, кто сие сделал, дабы зло поступка возмерить злом стыда виновнику. Если бы мы увидели человека убитого на пути, и на части изрубленного; тотчас бы спросили: о! кто учинил сие ужасное злодеяние? Если бы город умышленно зажжен был; вы без сомнения спросили бы: какой злодей учинил сие? Таким образом, когда мы читаем, что великое число людей будут гореть вечным огнем во аде, по необходимости должны в себе помыслить: как это случилось? И кто сему причиною? Кто имел столько жестокости, что бы такового дела быть виною? Верно не многих найдем, которые признали бы себя самих виновниками оного. Признано всеми, что сатана тому причина: но сие не решит вотроса, потому что он не есть главная тому причина. Он людей не принуждает ко греху, но только искушает их, показывая грех, оставляя впрочем на их собственную волю, хотят ли они его сделать, или нет. Не влечет он людей в питейный дом, и не отворяет уст им силой, чтобы лить вино туда, и не держит он их, чтобы не шли они молиться Богу; также не отвлекает он насильно сердец их от святых мыслей. И потому дело лежит между Богом самим и грешником: из них один кто-нибудь неминуемо должен быть главною причиною всего зла, какое только есть в мире. Ибо нет иного, на кого бы вину сего возложить было можно. Но Бог от сего отрицается, Он сего на Себя взять не хочет. И нечестивые от оного так же отрицаются: и они сего на себя взять не хотят. — Сие-то есть прение, содержащееся во взятом мною тексте.

 

Господь жалуется на людей; а люди вину возлагают на Господа Бога. Подобное прение происходит у Иезекииля гл. 18. в стихе 25, где люди явно говорят: неправ путь Господа!. Так и в тексте, нами взятом они говорят выше: преступления наши и грехи наши на нас, и мы истаеваем в них: как же можем мы жить? Иезек. 33:10. Как бы так говорили они: если мы должны умереть и быть злосчастными, то как можем помочь себе в оном деле? Как будто не они в том виновны, а Бог. Но Бог во взятом нами тексте оправдывает Себя от оного обвинения, и сказывает им, как могут они пособить себе, если хотят, и убеждает их употребить к тому средства. Если же не хотят они к тому склониться, Он дает им знать, что виною своей погибели сами они: если же и сие не удовлетворяет их, то Он их накажет неотменно. Он будет Судьей, и будет их судить по делам их: они же не судии ни Ему, ни себе самим, так как не имеют они ни власти, ни премудрости, ни беспристрастия. Кощунство же и состязание с Богом не послужит им к оправданию, и не спасет их от того, чтобы исполнилось над ними определение правосудия, на которое они ропщут.

 

Слова текста сего содержат: 1) уверение со стороны Бога в том, что Он нимало не виновен в их погибели. Здесь не отрицается Он от судов Своих и от исполнения по закону Своему, и не подает им ни малой надежды, что закон сей не исполнился: но возвещает всенародно, что Он не хочет смерти их, но хочет их обращения, да будут они живы; и сие утверждает Он Своею клятвою. 2) Слова текста сего содержат в себе увещание к нечестивым, да обратятся: здесь Бог не столько повелевает, сколько убеждает нечестивых, и до того снисходит к, ним, что им самим на рассуждение отдает их дело: для чего умирать вам?  Прямого увещания сего цель та, чтобы обратились они и живы были. Но ежели сия цель не будет достигнута, то в словах оных заключаются еще другие два намерения: первое, уверишь нечестивых, указав им на средства, употребленные Богом, что не Он виною злосчастия их: второе, уверишь их в той явной истине, что совершенно произвольно упорствуют они в отвержении всех Его повелений и убеждений; что в этом сами они виновны; и что умирают они, поскольку сами умереть желают.

 

Сущность оного текста содержится в следующих положениях:

 

У ч е н и е 1.

Это есть непременный Закон Божий, что нечестивые должны обратиться или умереть.

 

У ч е н и е 2.

Бог дал такое обетование, что нечестивые живы будут, если только захотят обратиться.

 

У ч е н и е 3.

Бог веселится о обращении и спасении людей, а не о смерти их и осуждении, Он хочет чтобы они лучше обратились и жили, нежели продолжали свой путь и умерли.

 

У ч е н и е 4.

Сие есть известная истина, которую Бог, дабы люди не сомневались в ней, утвердил торжественною Своей клятвою.

 

У ч е н и е 5.

Господь повторяет Свои повеления и убеждения к нечестивым, да обратятся.

 

У ч е н и е 6.

Господь снисходит до того, что отдает на рассуждение самим грешникам дело их, и вопрошает нечестивых, почто хотят умереть они?

 

У ч е н и е 7.

Ежели после всего оного нечестивые не хотят обратиться; не Бог виною тому, что они погибают, но сами они, собственное их изволение, бывает причиною осуждения их; следственно они умирают потому, что хотят умереть. 

 

Открыв очам вашим текст в сих ясных предложениях, скажу я нечто о каждом из оных по порядку, хотя весьма кратко.

 

У ч е н и е 1.

 

Это есть непременный Закон Божий, что нечестивые должны обратиться или умереть.

 

Если вы хотите верить Богу, поверьте и этому: для всякого нечестивого из двух путей предлежит один, обращение к Богу, или осуждение. Я знаю, что трудно нечестивых уверить в истине или справедливости сего: неудивительно, если преступник спорит против закона, и немногие люди способны поверить тому, что желали бы найти неправдою: а еще менее таких, которые желают, чтобы то было верно, в чем видят они для себя обвинение. Но прение с законом и судиею не спасет злодея: чрез верование в Закон, и чрез уважение к оному, он мог бы предотвратить смерть, а отвержением и проклинанием оного только ускорил ее. Если бы не так было, сто человек восстали бы против закона, когда один только покорился бы оному, и люди скорее бы согласились представлять свои причины, почему не быть им наказанными, нежели повиноваться приказаниям и убеждениям своих правителей, которые требуют от них повиновения. Закон не для того дан, чтобы вам судить его, но что бы вы могли быть управляемы и судимы на основании оного.

 

Возражают: Бог не хочет быть толико немилосерд, чтобы осудить нас: ответ на сие.

 

Ежели есть такой слепец, который подвергает сомнению или истину, или правду Закона Божия; я кратко представлю вам очевидность того и другого, и сим надеюсь удовлетворить разумного человека.

 

И во первых, если вы сомневаетесь, точно ли это слово Божие или нет, то кроме множества других текстов, можете быть удовлетворены сими немногими; истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное(Матф.18:3); истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия. (Иоан.3:3); Итак, кто во Христе, [тот] новая тварь; древнее прошло, теперь все новое. (2Кор.5:17); не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его,  (Кол.3:9-10); Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа. (Евр.12:14); живущие по плоти Богу угодить не могут. Но вы не по плоти живете, а по духу, если только Дух Божий живет в вас. Если же кто Духа Христова не имеет, тот [и] не Его.(Рим.8:9-10); Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь.(Гал.6:15); Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому (1Пет.1:3); возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живаго и пребывающего вовек. (1Пет.1:23); Итак, отложив всякую злобу и всякое коварство, и лицемерие, и зависть, и всякое злословие, как новорожденные младенцы, возлюбите чистое словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение (1Пет.2:1-2); Да обратятся нечестивые в ад, - все народы, забывающие Бога (Пс.9:18); Господь испытывает праведного, а нечестивого и любящего насилие ненавидит душа Его.(Пс.10:5).

 

Нет нужды распространятся в объяснении сих текстов, которые столько ясны, и прибавлять к ним еще множество других, в которых подобное сему говорится. Если ты человек верующий в слово Божие; сего довольно ко уверению тебя в том, что нечестивые должны или обратиться, или быть осужденными. Вы уже доведены до того, что должны или признать явно сие за истину, или сказать откровенно, что не хотите веровать слову Божьему. И если дошли вы до сего последнего, то касательно вас мало надежды; осмотритесь внимательнее, ибо ваше положение таково, что вы не долго будете вне ада. Вы готовы броситься в лице тому, кто станет обвинять вас во лжи; как же дерзаете Богу приписывать ложь? Но когда вы говорите открыто, что не хотите верить Богу; по не хулитe же Его, если Он впредь никогда более не будет предостерегать вас; если забудет вас, или оставит как безнадежных; ибо для чего Ему и предостерегать вас, если вы не хотите Ему верить? Если бы Он послал к вам Ангела с небес, вы, кажется, и тогда не поверили бы. Ибо Ангел может говорить только слово Божие: когда же бы Ангел принес вам какое другое Евангелие, вы не должны принять его, но должны почесть его проклятым, по оному:  Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема. (Гал.1:8). И верно Ангелу не должно веришь больше, нежели Сыну Божьему, Который пришел от Отца, принести нам учение Евангелия. Если оному веришь не должно; то ни всем Ангелам небесным не должно веришь. Если так вы стоите против Бога; то я должен оставить вас, доколе Он сам не вразумит вас убедительнейшим образом. Бог имеет глас, который заставит вас слышать. Ныне Он просит вас, чтобы вы послушали гласа Евангелия; но после Он не станет уже просить вас, а заставит вас слышать глас приговора Его, осуждающего вас. Мы не можем заставить вас верить против  вашей воли: но Бог заставит вас то восчувствовать опытом против вашей воли. 

 

Выслушаем ваши доводы, почему вы не хотите веришь слову Божьему, которое возвещает нам, что нечестивые должны обратиться, или быть осужденными. Я знаю приводимую вами причину. Невероятное дело, думаете вы, чтобы столь немилостив был Бог: вы почитаете то жестокостью, чтобы Бог осудил людей на веки за такую малость, какова есть греховная жизнь, рассуждение о сем приведет нас ко второму, а именно к тому, чтобы защитить правду Божью в законах и судах Его.

 

И во первых, я думаю, вы не будете отрицать, что бессмертной душе весьма прилично быть управляемою законами, которые обещают вечную награду, и угрожают бесконечным наказанием. Иначе закон был бы несообразен с естеством того существа, которое не может быть в полноте управляемо средствами низшими, нежели каковы суть надежда и боязнь вещей вечно пребывающих: так в случае временного наказания, когда бы поставлен был закон, чтобы самые ужасные преступления были наказуемы столетним заключением в неволю; сей закон имел бы некую силу, как равняющийся долготе нашей жизни. Но ежели бы сие самое наказание было положено прежде потопа, когда люди жили по восьми или девяти сот лет, и не было бы определено других наказаний; то оно было бы недостаточно ; поскольку люди знали бы, что они впоследствии могут жить многие столетия без наказания. Так должно рассуждать и о наказаниях существ без смертных.

 

2. Я думаю, вы согласитесь, что обетование бесконечной и непостижимой славы сообразно с премудростью Божией, и с состоянием человека; почему же не думать вам таким же образом и о угрозах, в коих предречено бесконечное и несказанное злосчастиe?

 

3. Когда вы находите в слове Божием, что „сие тако есть, и тако хочет быти“; то можете ли противоречить сему слову? Призовете ли Творца своего пред судилище, и осмелитесь ли исследовать слово Его, дабы обвинить Его в неправде? Сядете ли выше Его, и осмелитесь ли судить Его по закону ваших понятий? Ужели вы премудрее, лучше, праведнее Его? Должен ли Бог небесный прийти к вам в школу, учишься премудрости? Должна ли бесконечная премудрость учиться у безумия, и беспредельная благость принять исправление от замараннаго подобно свинье грешника, который не может содержать себя чистым ни на один час? Должен ли Вседержитель поставить Себя пред судилищем у червя? О ужасная гордыня бессмысленного праха! Будет ли когда крот, или ком земли, или гноище обвинять солнце в темноте, и брать на себя то, чтобы осиять вселенную? Где были вы, когда Всемогущий поставлял законы? Почто не призвал Он вас на совет Свой? Поистине Он поставил их прежде, нежели вы родились, не спрашивая вашего рассуждения; и вы слишком поздно пришли в мир, чтобы пременить их, ежели только доспанет у вас силы для совершения столь великого дела; вам надлежало бы ранее выступить из своего ничтожества и противу вещать Христу, когда Он был на земли, или еще прежде Его Моисею; или вам надлежало бы спасти Адама и его греховное племя от грозной смерти, чтобы таким образом не было нужды во Христе. Но что, если Бог прекратит Свое терпение и ожидание, и попустит вам упасть во ад, в по самое время, как препираетесь вы с Его словом? Поверите ли тогда, что ад существует?

 

4. Ежели грех есть такое зло, что нужна была смерть Хриcтова для очищения оного; то не удивительно, что он заслуживает нам вечную злосчастную участь.

 

5. И если грех диавола заслужил бесконечную муку, почему неравным образом и грех человека?

 

6. Кажется, вам надлежало бы понять, что невозможно и самому лучшему из людей, а еще менее нечестивым, быть надлежащими судиями того, чего достоин грех. Увы! мы все и слепы и пристрастны. Вы никогда полным образом не узнаете, что заслуживает грех, доколе не познаете совершенно, сколь велико зло греха, доколе совершенно не познаете: 1) изящества души, которую он безобразил; 2) превосходства святыни, которую он искажает; 3) основательности и важности закона, им нарушаемого: 4) превосходства славы, которую он подвергает уничижению: 5) изящества и должностей разума им попираемого, и 6) наконец, доколе не познаете беспредельного величия, всемогущества и святыни Бога, против которого грех совершается. Когда вы познаете все сие, тогда полным образом познаете всю виновность греха и гнусность его. Вы знаете, что преступник по своему пристрастию не может судишь о законе, или о делопроизводстве своего судии: Мы судим по чувствам ослепляющим наш разум. Мы видим в обыкновенных мирских делах, что люди большею частью свое дело почитают правым, а все то у них не право, что против них сделано; и хотя бы самые мудрые и бесприспраcтные друзья их стали уверять в противном, все будет тщетно. Мало таких детей, которые не думали бы, что отец их не милостив, или жестоко с ними поступает, когда сечет их. Едва ли найдется в числе самых подлых, гнусных и негодных людей такой, который бы не думал, что церковь обижает его, когда отлучает его от себя; едва ли есть из числа разбойников или убийц, на виселицу ведомых, такой который бы не хотел обвинить закон и судию в жестокости, если б сие могло послужить к его освобождению.

 

7. Можете ли вы думать, что нечестивые души достойны небес? Увы! Не могут здесь они любить Бога, ни совершать ему благоугодного служения. Они противятся Богу; они отвращаются от того что наипаче любил Он; а то любят, чего Он гнушается. Они неспособны к тому несовершенному еще с Ним общению, в котором благочестивые люди здесь еще участие приемлют. Как же могут они жить в том совершенном люблении Его, и в том полном с Ним услаждении и общении, в котором состоит блаженство на небесах? Обвиняете ли вы самих себя в немилосердии, когда врага своего не делаете своим ближайшим советником? Или когда свинью не берете на постель и за стол с собою? Нет! вы не признаете себя виновными и тогда, когда отнимаете жизнь у животного, хотя оно не сделало никакого греха: и вы смеете хулить Вседержителя Господа, премудрого и всемилостивого Владыку мира, когда не обратившихся Он осуждает на вечное мучение!

 

П р и л о ж е н и е  с е г о  у ч е н и я.

 

Молю всех вас, любящие душу свою, братья! Вместо того, чтобы препираться с Богом и Его словом, уничижите себя пред Ним, и употребите слово Его ко благу вашему. Все вы, доселе не обратившиеся! Примите слово Божие за несомненную истину; вы должны, в скором времени, или обратиться к Богу, или быть осужденными; нет иного пути, как или обратиться, или умереть. Когда Бог, который солгать не может, сказал вам это; когда вы слышите это от Создателя и Судьи мира; во время уже услышать тому кто имеет уши слышать! Вы можеть видеть, чего ждать вам должно. Вы не более, как мертвецы и осужденные человеки, ежели не хотите обратиться.

 

Если б я иначе стал говорить вам, я обольстил бы вас ложью. Если бы я сокрыл от вас оное, тогда я участвовал бы в погибели вашей, и был бы виновен в крови вашей, как стих стоящий пред моим текстом уверяет меня: Когда Я скажу беззаконнику: "беззаконник! ты смертью умрешь", а ты не будешь ничего говорить, чтобы предостеречь беззаконника от пути его, - то беззаконник тот умрет за грех свой, но кровь его взыщу от руки твоей. (Иез.33:8). И так видите, что хотя мы предлагаем вам строгое и неприятное учение, однако так мы вам должны проповедывать оное, а вы должны слушать. Легче слышать об аде, нежели испытать его мучения. Когда бы в том не была необходимая надобность ради вашего блага, мы не спали бы оскорблять слух ваш истинами, которые кажутся столь грубыми и тяжкими. Ад не столько бы наполнен был, если бы люди восхотели здесь познать свое положение, здесь слушать и рамышлять о нем. Причина, почему немногие избегают ада, состоит в том, что немногие подвизаются войти в узкие врата обращения, и идти тесным путем святости, пока имеют время; не подвизаются же, поскольку не пробудились до той степени, что бы живо восчуствовать опасность, в которой находятся; не пробудились же, поскольку не хотят слушать и помышлять о том; а сие происходит частью от глупой неги и плотского самолюбия, частью же от того, что не верят они слову Божьему, которое утрожает им адом. Если вы не хотите в полноте верить сей истине; то мне кажется, важноcть ея должна бы побудить вас по крайней мере к тому, что бы вспоминать о ней чаще, и она тогда вас преследовала бы и не дала бы вам покоя, доколе вы не обратилися бы. Если бы вы только один раз услышали чрез глас Ангела сие слово: ты должен обратиться или осужден быть: обратись или умри; не крепко ли бы сие внедрилося в мысли ваши, и не тяготило ли бы вас ночь и день? даже в самом делании греха вы то всегда обносили бы в уме своем, так как будто бы непрестанно повторялся в ушах ваших оный глас: обратись или улири! О как бы счастливы были души ваши, когда бы слово сие могло произвести в вас таковое действие, и никогда не забылось бы, никогда не оставило бы вас, доколе внутренно не обратило бы сердец ваших к Богу! Но если вы хотите изгнать оное вон из мыслей ваших забвением или неверием; то как может оно послужить к вашему обращению или спасению? Однако заметьте это, к прискорбию вашему, что, хотя можете вы слово это изгнать из мыслей ваших, не можете однако исключить его из Библии, но там оно будет оно стоять как утвержденная печатию истина, так что вы опытом своим дознавать будете вечно, что нет иного пути, как обратиться, или погибнуть.

 

Ах, как это прискорбно, что сердца грешников не проникнуты столь важною истиною? Казалось бы, что всякий необращенный человек, услышав сии слова, должен тронуться до глубины сердца и помыслить сам в себе: это дело до меня касается! И никак не успокоиться, доколе не найдет себя обращенным. Поверьте, братья! Сей сонливый и беспечный нрав далеко продолжаться не может. Обращение и осуждение суть вещи обе пробудительные, и которая нибудь из них скоро даст вам себя почувствовать. Я могу предсказать вам сие так верно, как будто бы я то видел моими очами, что, или благодать или ад в краткое время заставил вас живо почувствовать важность сих истин, и сказать: „что я сделал? какой несмысленный и нечестивый образ жизни вел я?“ Высокомерное самомнение и бесчуственное состояние грешников продолжится только на краткое время; как скоро они или обратятся или умрут, высокоумные грезы кончатся, и тогда возвратятся к ним рассудок их и чувство.

 

Кто таковы суть нечестивые люди, и что есть обращение, и как можем знать, нечестивые ли мы или обратившиеся?

 

Я предвижу, что две вещи могут послужить к ожесточению необращенных, и к погублению всего труда моего, если не отдалить их, дабы не препятствовали моему учению: они состоят в недоразумении сих двух слов: нечестивые и обратиться. Иные будут помышлять в себе: совершенная правда, чтпо нечестивые должны обратиться или умереть; но что мне до сего? Я не есмь нечестивец; хотя и грешник я, но такой как и все человеки. Другие так будут мыслить: то правда, что мы должны обратиться от злых путей наших; но я давно уже обратился; я думаю, ныне сего мне делать не нужно. Таким образом ежели нечестивые люди думают, что они не нечестивы, а обратились уже, то мы теряем весь труд свой, когда убеждаем их к тому, чтобы они обратились. Посему я, прежде нежели далее простирать буду речь, скажу вам здесь, кто разумеется тод именем нечестивых, и кто суть те, которые должны обратиться или умереть; и равным образом, что разумеется чрез обращение, и кто суть истинно обратившиеся.

 

Вы можете заметить, что в смысле текста нечестивый человек и обратившийся противны между собою. Тот уже не есть нечестив, кто обратился, а тот не есть обратившийся, кто еще нечестив; так что быть нечестивым человеком и быть не обратившимся, есть одно и тоже, и так открывая одно, мы откроем и другое.

 

Прежде нежели я скажу вам, что есть нечестие или обращение, я должен дойти до основания, и вывести предмет сей от начала. Великому Творцу мира угодно было создaть три рода живых тварей: Ангелов создал он чистыми духами бесплотными, и потому создал Он их только для неба, а не для обитания на земле. Скоты созданы плотскими, без душ бессмертных, и потому они созданы только для земли, а не для неба. Человек есть творение среднего естeства, занимающее место между обоими, причастен будучи плоти и духа: и потому он создан и для неба и для земли. Но как плоть его создана для того, чтоб бышь рабою духу его; то он создан для земли только на тот конец, чтобы земля была для него переходом, или путем к небесам, а не для того чтобы она была его постоянным жилищем или верховным блаженством. Блаженное состояние, для которого создан человек, состоит в том, чтобы созерцал он славное величество Господа, прославлял Его посреди святых Ангелов, любил Его и был исполнен Его любовью во веки. И как сей был конец, для коего создан человек; то Бог дал ему и средства, споспешествующие к достижению оного. Средств было первоначально два: первое, наклонность и расположение духа человеческого к правоте; второе, правое распоряжение жизни его и деяний. Что касается до первого, Бог способствовал расположению духа человеческого к достижению цели его, давши человеку такое Богопознание, какое настоящему его состоянию было прилично, и вложивши в сердце его наклонность и стремление к Богу в святой любви. Впрочем Бог не утвердил человека в сем состоянии так, чтобы он не мог уже выйти из оного, но сделав его свободно действующим, оставил его в руке произволения его. Касательно второго, Бог дал человеку, что было ему нужно, то есть, дал ему совершенный закон, повелел ему пребывать в любви к Богу, и в совершенном Ему повиновении. Чрез произвольное нарушение сего закона, человек не только потерял свои надежды на получение вечной жизни, но и отвратил сердце свое от Бога, привязал оное к презренным плотским вещам, а чрез то с лица души своей изгладил духовный образ Бога.

 

Таким образом человек отпал от славы Божией, которая была целью его, и отклонился от пути, коим бы мог этого доспигнуть, отклонился же направлением сердца и жизни. Святую наклонность и любовь души своей к Богу он потерял; а вместо этого приобрел склонность и любовь к удовольствию плотскому, или к тому, чтоб угождать себе земными вещами, устраняясь от Бога; и прилепляясь к твари: и течение жизни его последовало стремлению и наклонности его сердца. Он жил для своей чувспвенности, а не для Бога; он искал твари для своего плотоугодия, вместо того чтобы тщиться благоугождать Гостоду. С таковым-то свойством или испорченною наклонностию, ныне все мы рождаемся в мир: кто будет чист от скверны? Иов. 14:4. Как лев имеет яростное и жестокое свойство, прежде нежели начнет пожирать добычу, и змей имеет ядовитое свойство, прежде нежели уязвит кого: так и мы еще во младенчестве нашем имеем сии греховные свойспва или склонности, прежде нежели начнем мыслить, или говорить, или делать зло. Отселе происходит всякий грех, содеваемый нами в продолжении жизни нашей; отселе происходит то, что даже и тогда, когда Бог то милости Своей предложил уже нам врачевство, даровав нам самаго Господа Иисуса Христа, да будет Он Спасителем душам нашим, и да приведет нас к Богу, мы все еще естeственно любим настоящее состояние наше, и леностны к тому, чтобы вывести себя из оного; и потому противимся мерам положенным к восстановлению нашему. И хотя обычай научил нас благодаришь Хриcта за Его благость, но плотская самоугодливость склоняет нас к отвержению сих средств, и к желанию извиниться, когда слышим повеление принять врачество, которое Он предлагает, и когда слышим звание, чтоб оспавить все и по Нем идти к Богу и славе Его.

 

Прошу вас, прочитайте вторично сей лист, и заметьте его, ибо в сих немногих словах вы имеете верное описание нашего естeственного состояния, а следовательно и нечестивого человека; ибо всяк пребывающий в состоянии растленнаго естeства, есть нечестивый человек, и находится в состоянии смерти.

 

Чрез сие также вы приготовлены к уразумению того, что значит быть обращенным; для чего вы должны еще знать, что Бог по милосердию Своему, не желая, чтобы человек погиб во грехе своем, изобрел средство ко спасению его, то есть послал Сына Своего принять естeство наше; да Сей, будучи во едином Лице Бог и человек, соделается Ходатаем между Богом и человеками, и крестною за грехи наши смертью, избавит нас от клятвы, наложенной на нас от Бога, и от власти диавола; и таким образом когда Сын Божий искупил нас, то Отец предал нас в руки Его, как Его достояние. Почему Отец и Ходатай поставили новый закон и завет для человека, неподобный первому, который давал жизнь токмо тому, кто ему совершенно повиновался, и осуждал человека за всякий грех: то Хpиcтос дал закон благодати, или обетование прощения и будущей жизни всем, которые чрез неложное раскаяние, и чрез веру во Хриcта обратятся к Богу; подобно как Государь обявляет всепрощение скопищу бунтовщиков, с таким условием, чтоб они сложили свое оружие, пришли в себя, и сделались верными подданными на будущее время.

 

Продолжение следует!



Обновлен 02 янв 2019. Создан 26 дек 2018